E=S

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. Кейсы
  4. E=S

Экологическая ответственность равняется социальной

Колм Келли,
глобальный лидер,
устойчивое развитие компании

После того, как страсти после конференции по климату COP26 немного улеглись, я попытался понять, добиваемся ли мы успехов в отношении глобальной задачи достижения нулевых выбросов в необходимые сроки. Дебаты по этому вопросу получились довольно шумными. В связи с этим я изложил некоторые свои мысли, пытаясь абстрагироваться от этого шума и взглянуть на общую картину.

Я думаю, что важно начать с размышлений о том, что конференция по изменению климата является частью непрерывного процесса, а не просто отдельным событием. Результаты этого события не идеальны и не полны с точки зрения глобальной цели — достижения нулевых выбросов. Но я все же думаю, что некоторые из этих результатов имеют, тем не менее, чрезвычайно важные последствия, возможно, даже более важные, чем это может сразу показаться на первый взгляд. Имеется также напоминание о важности связи между экологической и социальной ответственностью, а также между людьми и планетой.

Впервые имеет смысл провести конструктивную оценку общей значимости с точки зрения двух различных, но в значительной степени взаимозависимых категорий субъектов — правительственных, с одной стороны, и финансово-экономических, с другой.

Органы государственного управления

Несомненно, были достигнуты некоторые важные соглашения и приняты обязательства (метан, уголь, леса и т.д.), но, как отмечали многие комментаторы, они являются далеко «неполными» в контексте текущего направления процесса в целом. Однако некоторые из более общих моментов направления процесса по сути даже более значимы:

1) Включение угольного аспекта в окончательное заявление, безусловно, более важно, чем дебаты по поводу использованной формулировки. Это особенно актуально с учетом различных реалий, с которыми сталкиваются разные страны, участвующие в дебатах;

2) Несомненно, существует сильное ощущение общей угрозы и, следовательно, общая заинтересованность в ответных действиях. Так было не всегда, и это первая основа для коллективных действий;

3) Люди ощущают существенную реальность совершенно разных отправных точек для следующего этапа этого процесса, что, в свою очередь, означает, что сам процесс также должен быть совершенно различным для разных стран. Все понимают цель, но мандаты на общий переход не только нереалистичны, но и разрушительны для общей цели и потенциально для благополучия многих людей;

4) Чтобы серьезно относиться к «справедливому переходу», необходимо осознавать, что важная человеческая реальность, последствия для людей, их семей и сообществ должны быть отражены в ожиданиях и обязательствах. В обратном случае, мы обречены на провал с точки зрения общей цели. Рынки, на которых сотни миллионов граждан полагаются на углеродную энергию, не могут прекратить подачу энергии своим гражданам, не имея эффективной альтернативы. Поэтому не менее важно и то, что речь идет о переходе, в котором все должно рассматриваться в контексте перехода к общей цели, а не только в рамках текущего статуса.

Таким образом, процесс декарбонизации требует следующего:

— Действительно справедливого перехода, который отражает человеческие потребности и реалии для всех граждан;

— Масштабирование альтернатив чистых технологий в темпе и в масштабе, которые могут соответствовать потребности в альтернативах углероду в течение переходного периода. Это абсолютно серьезная задача, которая по определению должна быть отражена в планах перехода и обязательствах (без ослабления акцента на общей конечной цели);

— Механизмы, которые могут обеспечить конкретные элементы, необходимые для стимулирования трансформации в таком масштабе и темпе, будут иметь важное значение — и другие участники, помимо правительств, несут огромную ответственность за обеспечение того, чтобы это могло произойти. По этой причине нельзя недооценивать роль частного сектора и более широкой экономической и финансовой системы в целом.

Экономическая и финансовая система, частный сектор

Таким образом, последствия ряда соглашений, заявлений и обязательств, связанных с функционированием более широкой финансовой и экономической системы, чрезвычайно важны. Возможно, они недооцениваются с точки зрения значимости последующего воздействия.

Создание международного альянса инвесторов GFANZ (Glasgow Financial Alliance for Net Zero). Это обязывает участников в ряде секторов финансовой системы, в частности, выполнять особые требования, связанные с критериями кампании ООН «Стремление к нулю», которая включает принятие обязательства о нулевых выбросах в соответствии со сценарием 1,5°С с конкретными промежуточными целями к 2030 году. В число вовлеченных секторов входят банки, компании по управлению активами, фондовые биржи, страховые компании, рейтинговые агентства и аудиторские компании.

Бóльшая часть немедленных комментариев в основном сосредоточена на дебатах о количестве — объеме активов, включенных в портфели выделенных секторов (130 трлн долларов США), и о том, точная ли это цифра. Они почти полностью упускают из виду более широкие последствия. Обязательства, лежащие в основе GFANZ, уже начали находить отклик в портфелях (т.е. у объектов инвестиций, заемщиков, застрахованных лиц и т.д.) и, соответственно, в их цепочках поставок. Это, безусловно, будет ускоряться с чрезвычайно значительным воздействием по темпу и масштабу, распространяясь на компании и их цепочки поставок.

Значительные обязательства также были приняты для различных важных секторов. Программы прорыва в Глазго сосредоточены на обеспечении чистых технологических альтернатив в темпе и в масштабе для важных секторов (сельское хозяйство, стальная промышленность, водородная промышленность, автодорожный транспорт и энергетика). Дальнейший прогресс был также достигнут в ряде секторов в рамках «Путей действий в отношении климата» (Climate Action Pathways), что опять же имело огромные последствия для цепочек поставок в этих секторах.

Создание Совета по международным стандартам устойчивости (ISSB) с обязательством придерживаться стандартов отчетности по ESG в целом и по климату в частности (и делать это быстро) обеспечивает чрезвычайно важный и столь необходимый элемент в основе финансовой системы для обеспечения возможности этой трансформации.

Эти основные инициативы частного сектора также являются «несовершенными и неполными», поскольку еще предстоит проделать большую работу, чтобы обеспечить выполнение необходимых процессов и подотчетности. Тем не менее, взятые вместе, они имеют чрезвычайно важные последствия для всех компаний и их цепочек поставок.

Что упущено, не завершено, что теперь требует внимания?

Существует серьезный риск перемещения проблемных активов с все более прозрачных публичных рынков в непубличные (это могут быть частные, а также и государственные рынки), что означает выталкивание воздуха с одной стороны воздушного шара на другую того же воздушного шара.

1) Декарбонизация портфеля — это НЕ то же самое, что и декарбонизация экономической системы.
2) Это требует, чтобы правительства сыграли свою роль в обеспечении того, чтобы дивестиции не просто приводили к тому, чтобы углеродные активы продолжали работать в неизменном виде, но с другими владельцами.

Изложенное приводит к значимости рыночного ценообразования на углерод, что необходимо не для компенсаций, по которым достигнут прогресс на COP26, а для самого углерода (к примеру, через налоги на выбросы углерода). Политика ценообразования углерода действительно сложна, но роль, которую она может сыграть в обеспечении равных условий игры, а также в вытеснении углерода из цепочек поставок, чрезвычайно важна. Эта политика должна отражать реальные человеческие интересы в проекте.

Масштаб и темпы обеспечения чистых технологических альтернатив недостаточны. Растущее внимание к новым технологиям действительно захватывающее, но следует определить приоритеты, чтобы обеспечить такие темпы и масштабы, которые поддержат процесс декарбонизации в установленные сроки. Особенно в тех областях, где это больше всего необходимо.

Мы снова и снова должны напоминать себе о том, что все эти дебаты касаются не только защиты нашей планеты, но и защиты людей, семей и сообществ, которые живут на нашей планете. Мне кажется, что эти темы могут упускаться в дебатах, которые больше ведутся о том, что нужно сделать, но также и о том, как это может быть сделано. Ведется много разговоров с благими намерениями о «справедливом переходе», но нам нужно быть более практичными в том, что на самом деле означает «справедливый переход» на практике.

Темпы перехода должны отражать потребности людей в разных странах, хотя и с общей окончательной целью достижения нулевых выбросов. Для масштабной декарбонизации страны должны иметь возможность предоставить своим гражданам альтернативы. Для этого нам нужно работать вместе по всему миру, чтобы добиться обеспечения этих целей.

Неизбежное нарушение жизни сообществ, зависящих от углерода, касается не только энергии, но и занятости и экономической жизнеспособности целых сообществ:

— «зеленые» рабочие места не удовлетворят потребностей этих сообществ;

— потребуется целостная экономическая стратегия для этих регионов и сообществ, не ограничиваясь одной лишь «зеленой» энергией.

Политические проблемы введения налогов на выбросы углерода и связанного с этим повышения цен на энергию реальны и очевидны, и их нельзя игнорировать. Люди часто не могут или не хотят платить более высокие цены.

Таким образом, структура ценообразования на углерод должна отражать эту реальность, встраивая в нее характеристики, которые выходят за рамки технических, экономических целей и отражают человеческие интересы и реалии.

Мы делаем недостаточно для защиты уязвимых сообществ по всему миру, начиная от уже реальных последствий изменения климата. Устойчивость к изменению климата является реальной проблемой для многих сообществ, компаний и правительств. Нам нужно действовать быстрее, делать больше.

E=S

Результаты COP26 ни совершенны и далеки до завершения, из-за чего нельзя их не учитывать. Данный процесс потребует большого терпения, поскольку он продлится годы и десятилетия. Нам есть чему поучиться из того, что уже достигнуто, и из того, что еще предстоит сделать. Мы можем и должны оставаться полными решимости продолжать добиваться прогресса и надеяться на то, что мы сможем это сделать. Важное напоминание на каждом этапе заключается в том, что речь идет о людях, семьях и сообществах. Оно поможет, как с точки зрения требуемых обязательств, так и с точки зрения воображения, необходимого для разработки решений для решения очень реальных проблем, с которыми мы уже сталкиваемся.

Предыдущая запись
Готовить сани летом
Следующая запись
Рейтинг лучших казахстанских компаний по раскрытию ESG-информации в 2021 году

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню