Перспективы устойчивого финансирования и изменения климата

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. Кейсы
  4. Перспективы устойчивого финансирования и изменения климата
Существует мнение, что существенное изменение климата подтвердило крупнейший провал современного мирового рынка. Банковская и страховая системы разрабатывались очень давно и не были предназначены для решения подобных вопросов. Поэтому сегодня климатология должна приниматься во внимание при принятии повседневных решений. Настало ли время перемен?

Кристин Дороско,
эксперт по корпоративной социальной ответственности,
консультант проекта WECOOP

 

Европейский Союз – Центральная Азия:
сотрудничество в области водных ресурсов,
окружающей среды и изменения климата

Проект финансируется Европейским Союзом

 В 2019 году ученые из Европейского института экономики и окружающей среды выяснили, что в результате изменения климата частота банковских кризисов увеличится с 26% до 248%. Спасение неплатежеспособных банков создаст дополнительное налогово-бюджетное бремя в размере порядка 5-15% ВВП в год и увеличит отношение государственного долга к ВВП в два раза.

Говоря об устойчивом финансировании, мы обычно имеем в виду процесс должного учета экологических и социальных соображений при принятии инвестиционных решений, что приводит к увеличению инвестиций в более долгосрочные и устойчивые виды деятельности. Именно такое определение устойчивого финансирования принято Европейской комиссией и мировым сообществом. К экологическим соображениям относятся смягчение экологических последствий, адаптация к изменению климата, вопросы окружающей среды в более широком смысле и возникающие вследствие них различные риски (к примеру, стихийные бедствия). Из-за происходящих изменений климата природные катаклизмы и прочие события происходят все чаще.

К социальным аспектам относятся вопросы неравенства, инклюзивности, трудовых отношений, инвестиций в человеческий капитал и сообщества. Управление государственными и частными учреждениями, в том числе структурами управления, отношения с работниками и вознаграждение руководителей играет основополагающую роль в обеспечении учета социальных и экологических соображений в процессе принятия решений[1]. Все три аспекта – экологический, социальный и управленческий (ESG) – являются неотъемлемыми компонентами устойчивого экономического развития и финансирования.

Устойчивость и переход к низкоуглеродной, более ресурсоэффективной и циркулярной экономике имеют принципиальное значение для Европейского союза, убежденного в своей способности обеспечить его долгосрочную конкурентоспособность по сравнению с остальным миром. 7 марта 2018 года Европейская комиссия сделала первый шаг в решении проблемы финансирования и изменения климата, опубликовав План действий по финансированию устойчивого роста, чтобы стать мировым лидером в области устойчивого финансирования. Франция, а именно Эммануэль Макрон, наиболее активно выступила в поддержку реализации мер по устойчивому финансированию в Европе. «Зеленый курс» для Европы усилил серьезность ее намерений, заключающееся в том, что в 2050 году ЕС станет климатически нейтральным. В настоящее время проводятся общественные слушания Стратегии зеленого финансирования — дорожной карты, содержащей описание новых мер, направленных на наращивание частных инвестиций в устойчивые проекты, поддержку различных инициатив и интеграцию климатических и экологических рисков в европейскую финансовую систему.

В то же время, одним из наиболее значимых документов для ЕС является опубликованный в июне 2020 года Регламент ЕС о таксономии устойчивого финансирования, который обязывает институциональных инвесторов и управляющих активами учитывать экологическую устойчивость и побуждает корпорации увеличивать объем разглашаемой нефинансовой информации и данных, связанных с климатом. Принятие данного документа вывело ЕС на передовые позиции в «зеленом» финансировании. Таксономия поможет инвесторам разобраться с критериями соответствия «зеленым» проектам, что не является простой задачей. Должна быть создана система строгого мониторинга и регулярное выявление зависимых лиц, осуществляющих деятельность в сферах законодательства и науки, что защитит банки от рисков, связанных с так называемым «зеленым камуфляжем» (greenwashing).

В противном случае, возникает ситуация, которая может привести к противоречивой экспансии биотоплива, наблюдавшейся в Европе несколько лет назад. Тогда его стремительное распространение поставило под угрозу сохранение биоразнообразия, почвы и даже решение проблемы продовольственной безопасности. Ожидается, что таксономия смягчения последствий и адаптации к изменению климата начнет полноценно применяться к концу 2021 года. Кроме того, существуют еще четыре экологические цели: устойчивое использование и защита водных и морских ресурсов, переход к циркулярной экономике, контроль и предотвращение загрязнения окружающей среды, а также защита и восстановление биоразнообразия и экосистем. Таксономия по данным сферам будет разработана ​​в ближайшие годы.

Очевидно, что глобальная финансовая система претерпевает серьезные изменения по мере того, как ее лидеры сталкиваются с запросами общества, клиентов и правительства. Возникают вопросы, связанные с достаточностью предпринимаемых банковской системой мер и уровнем осознания проблем, связанных с изменением климата.

По данным J.P.Morgan, существуют предприятия, которые не выживут в серьезной борьбе с изменением климата. С целью ограничения повышения глобальной температуры до 2°C, девять десятых нынешних запасов угля должны остаться под землей. Согласно экспертных данных, применяемая сегодня практика все еще далека от своей экологичности. Инвестиционные фонды не до конца верят в устойчивые инвестиции и неохотно поддерживают «зеленые» и прогрессивные проекты. В большинстве случаев поддержка концепции «зеленого» финансирования выглядит скорее, как обязанность, нежели как собственное убеждение. С одной стороны, это важно для имиджа инвестиционного менеджера или его организации, с другой – ему также необходимо думать о комфортном привлечении новых клиентов. Во всем мире наблюдается значительный приток денежных средств в устойчивые проекты.

К примеру, значительный объем инвестиций привлекается в проекты по использованию возобновляемых источников энергии (ВИЭ) или в разработку экологически чистых продуктов и материалов. Даже инвестиционные фонды, исторически поддерживающие горнодобывающую, оборонную и другие отрасли тяжелой промышленности, рассматривают возможность участия в устойчивых проектах. Достоин внимания один интересный и полезный проект, в рамках которого один акционерный фонд поддержал датскую компанию, занимающуюся производством упаковки из пластика, извлекаемого из океанов. В начале 2017 года благодаря поддержке этого частного фонда упаковочная компания смогла масштабировать процесс сбора и преобразования пластика.

Когда подобные инициативы готов поддерживать регулятор, инвесторы понимают, что им необходимо использовать такую возможность и инвестировать в устойчивые проекты. Европейская схема финансирования создает очень хороший стимул для инвесторов; для них это своего рода страховочная сетка, позволяющая играть с выделенными миллионами и миллиардами евро, привлекая интерес других инвесторов. Придерживаясь такого прагматического видения ситуации, многие инвесторы используют возможности устойчивого инвестирования. Кроме того, данный сектор реагирует на изменения в политике правительства и мнения более широких кругов, не являясь при этом источником изменений.

На практике только крупные фонды, имеющие прочное положение в совете директоров и принимающие активное участие в процессе принятия решений, могут существенно изменить бизнес-процессы в компании, поддержать или выступить против амбициозного «зеленого» проекта и шагов, ведущих к прозрачности, инклюзивности и приверженности идее ESG. Идеи устойчивого развития могут получить свое воплощение, если в составе совета директоров находится дальновидный человек, который будет их предлагать и поддерживать.

По оценкам банка J.P.Morgan, в настоящее время сумма активов институциональных инвесторов, управление которыми осуществляется с учетом факторов ESG, составляет не менее 3 трлн долларов США. Хоть это и может показаться большой суммой, она составляет всего 4% от совокупности активов, находящихся под управлением. Ясно одно, отказ от инвестиций в невозобновляемые источники энергии, такие как уголь, произойдет только тогда, когда это станет экономически невыгодным, ведь возврат инвестиций является требованием рынка. Только тогда произойдет сдвиг тектонических плит. А пока эту нишевую тенденцию можно будет наблюдать в таких странах, как Норвегия, Швеция, Исландия и Дания.

Китай также показывает признаки заинтересованности в «зеленом» финансировании. В то же время, азиатские, преимущественно китайские, банки являются крупными кредиторами разработчиков угольных электростанций, на долю которых в период с января 2014 года по сентябрь 2017 года приходилось 60% от общей суммы финансирования. Большая часть финансирования ста двадцати крупнейших разработчиков угольных электростанций поступила от китайских банков, в подавляющем большинстве случаев за счет выпуска облигаций. За ними следуют японские банки с долей в 8%, в основном ориентированные на кредитование разработчиков угольных электростанций. На третьем месте находятся индийские банки, на долю которых приходится 7% от общего объема финансирования.

Доли финансирования 120 крупнейших разработчиков угольных электростанций по странам происхождения коммерческих банков (Источник: https://www.banktrack.org)

Параллельно с этим происходит процесс экологизации транснациональных корпораций. Unilever обязалась инвестировать в экологические проекты, призванные улучшить «здоровье планеты», 1 млрд евро в течение следующего десятилетия. Шведский мебельный ритейлер IKEA Group и Фонд IKEA выделили в общей сложности 1 млрд евро на борьбу с изменением климата в рамках достижения одной из своих целей – производить к 2020 году столько возобновляемой энергии, сколько она потребляет.

К сожалению, последствия пандемии могут негативно отразиться на данных процессах. Усугубляет ситуацию то, что некоторые политики борются за деглобализацию экономики и продвигают протекционизм, разрушая глобальные экономические системы.

 

Фото 1: @Abby Anaday, Unsplash

Фото 2: @Mariana Proença, Unsplash

[1] What is sustainable finance? European Commission, https://ec.europa.eu/info/business-economy-euro/banking-and-finance/sustainable-finance/what-sustainable-finance_en

Предыдущая запись
Новый офисный формат
Следующая запись
Снижение углеродного следа  

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню