Конгресс ECOJER: формируй устойчивое будущее

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. События
  4. Конгресс ECOJER: формируй устойчивое будущее
3 июня 2021 года в столице Казахстана проводился Международный экологический конгресс «ECOJER», который был совместно организован Ассоциацией «ECOJER» и ЕС. В Казахстане, как и во всем мире, все большее значение и актуальность приобретает необходимость решать сложные экологические проблемы, влияющие на сохранение качественной окружающей среды. На протяжении последних трех лет в нашей стране проводится большая экологическая реформа, которая ориентирована на внедрение лучших международных практик. В частности, речь идет о принципах стран ОЭСР в области экологии и устойчивого развития. Цель Конгресса «ECOJER» заключалась в объединении усилий государственных органов, финансово-промышленных групп, экоактивистов и экспертов в области устойчивого развития, компаний «зеленого» бизнеса и международных организаций-доноров, широкой общественности в решении текущих проблем. Журнал The Ecolomist, выступивший партнером Конгресса, предлагает первую часть обзора проведенного мероприятия. Поскольку перечень вопросов, которые поднимались и обсуждались на Конгрессе, является достаточно широким, обзор Конгресса будет поделен на две части, в которых будет опубликована наиболее важная информация. Вторая часть материала будет опубликована в следующем номере издания.

Организаторы мероприятия поставили перед собой цели по:
— разработке предложений и рекомендаций для Правительства Республики Казахстан по вопросам экологии, устойчивого развития и увеличения доли «зеленых» инвестиций в страну;
— обмену опытом и компетенциями по вопросам охраны окружающей среды и устойчивого развития;
— формированию условий для развития b2b-отношений и создания совместных «зеленых» проектов;
— увеличению информированности и повышению экологической культуры общества;
— популяризации идей в рамках семнадцати целей в области устойчивого развития ООН.

Бесспорно, успех проводимых текущих и будущих реформ всецело будет зависеть от консолидированных и слаженных действий Правительства Казахстана, которые должны привести к трансформации экономики и переводу ее на рельсы низкоуглеродного развития. В этой связи также необходимо увеличивать наукоемкие и технологические отрасли. Достижение вышеуказанных целей и успешное проведение реформ не могут быть достигнуты усилиями одного лишь Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан. Данная работа требует обширной поддержки со стороны экономического и промышленного блоков Правительства Казахстана, а также глубокого понимания и всестороннего содействия от руководителей крупных промышленных компаний, работающих в Казахстане. Немаловажным является вовлечение представителей экологической общественности, поскольку, как и вышеперечисленным организациям, ей отводится особая роль в новом Экологическом кодексе.

Проведение этого полномасштабного мероприятия соприкасается с целью Ассоциации «ECOJER» создать консолидирующую экспертную диалоговую платформу в виде Международного конгресса «ECOJER». К работе этой площадки будут вовлечены представители государственного сектора, бизнеса и общественности. На ней будет проводиться обмен знаниями, опытом и ценностями в области экологии и устойчивого развития. Сложно поспорить с тем, что на данный момент в Казахстане имеются различные разрозненные узкоспециализированные площадки, где собираются эксперты отдельных секторов или сфер. В большинстве случаев они не взаимодействуют с политическими государственными служащими и с заинтересованной общественностью. Отсюда можно сделать вывод, что компании «зеленого» сектора, промышленники, экономисты, политики и экоактивисты не имеют общей диалоговой площадки для формирования консолидированной позиции по вопросам устойчивого развития и выработки рекомендаций по достижению целей, обозначенных руководством страны.

Программа Конгресса «ECOJER» была достаточно насыщенной и включала в себя вопросы декарбонизации и трансформации экономики, развития циркулярной экономики, поддержки и развития экологических стартапов и инноваций, устойчивых городов, формирования экологической культуры и просвещения, а также сохранения водных ресурсов и биоразнообразия.

Краткий обзор сессий

Архитектура Конгресса состояла из достаточно крепких и качественно выстроенных сессионных конструкций. В сессии «Женщины в экологии и устойчивые инициативы» выступили руководители корпоративного сектора Казахстана и экологические активисты. Представители Фонда «Даму» презентовали свои инструменты поддержки «зеленых» инициатив. Спикеры этой сессии поделились своим опытом и кейсами по масштабированию экостиля в повседневной жизни.

В сессии «Новая архитектура экологического законодательства» эксперты рассказали о новшествах в экологическом законодательстве. В ходе ее работы состоялся диалог с разработчиками экологического кодекса, которым задавались вопросы, касающиеся новой экологической реформы. Ежедневно мало кто задумывается, что обеспечение привычных и минимальных нужд человека приводит к неизбежному воздействию на окружающую среду. Свою лепту в загрязнение экологии вносит промышленность. В решении текущих вопросов экология и экономика не должны быть антагонистическими понятиями.

В рамках сессии «Экологизация промышленности» руководство Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан, крупнейших промышленных групп, а также инвестиционных и консалтинговых фирм обсудили возможности и пути минимизации негативного экологического воздействия на окружающую среду от экономической деятельности бизнеса. В рамках этой сессии был подписан Договор займа по реализации проекта «Tazalyq» между ТОО «Атырауский нефтеперерабатывающий завод» и Европейским банком реконструкции и развития.

С ростом численности населения и степени урбанизации все более актуальным становятся вопросы качества окружающей среды в городах, а также минимизации отходов, образуемых городскими промышленными объектами. Фокус внимания на сессии «Циркулярная экономика и умные города» был сосредоточен на текущих достижениях и препятствиях, стоящих на пути для выстраивания устойчивой и циркулярной экономики. Спикеры обсудили роль новых технологий в процессе трансформации экономики. Обсуждались имеющиеся бизнес-возможности в области чистых, энергетических и зеленых технологий, телекоммуникаций и цифровизации проектов в различных областях экономики. Вдобавок к этому слушатели узнали о влиянии «зеленых» стартапов на различные отрасли, города и их инфраструктуру.

Глобальное изменение климата вынуждает правительства всех стран принимать меры по декарбонизации и трансформации национальных экономик. Республика Казахстан объявила, что к 2060 году станет углеродно-нейтральным государством. На пленарной сессии «Международное сотрудничество в борьбе с изменением климата» спикеры представили инструменты, которые используются на национальном уровне, для решения поставленных задач. Международные партнеры поделились опытом и заверили в своей поддержке Казахстана в области реализации экологических инициатив. Спикеры Конгресса обменялись мнениями в преддверии Климатического саммита ООН, который пройдет в ноябре 2021 года в Глазго.

Дебаты: сжигать нельзя переработать

Управление отходами является важным вопросом, который с каждым годом приобретает все большую актуальность среди населения. Для минимизации количества отходов экологическим ведомством страны прорабатывается вопрос строительства мусоросжигательных заводов, которой вызывает обеспокоенность среди отдельных экоактивистов Казахстана. Во время дебатов две противоположные стороны донесли свои позиции, показав все «за» и «против» этого одного из спорного вопроса на сегодняшний день.

Айман Сексенова, руководитель компании «Эко Мадениет»

Мир начал переход на новый формат, основанный на семнадцати целях в области устойчивого развития ООН. Принято множество документов, ведущих к поставленным целям, но в плане реализации не все решения государственных органов являются устойчивыми. Принятие решения по строительству мусоросжигающих заводов (МСЗ) в шести городах Казахстана является поспешным и не было согласовано с широкой общественностью и местными сообществами, проживающими в этих городах. Тем самым нарушен девиз десятилетия, который гласит: «Никого не оставить позади!».

Сторонники строительства говорят о большом количестве МСЗ, построенных в мире. Во многих странах они работают более тридцати лет, в том числе в связи с отсутствием свободной территории для размещения отходов. При этом в последнее время все страны отказываются от них по экологическим, экономическим и стратегическим причинам. ЕС назвал МСЗ опасными и устаревшими барьерами к переходу на зеленую экономику. ЕС рекомендовал своим членам отказаться от сжигания мусора, вследствие чего производится энергия на таких заводах. Для этого они предлагают прекратить их финансирование. США законодательно запретили деятельность МСЗ и стараются закрывать действующие, для чего систематически повышают стандарты и требования к их работе. В Японии закрыты сотни таких заводов и также постепенно закрываются действующие. В РФ МСЗ считаются неперспективными и убыточными в сравнении с обычными ТЭЦ. Строительство МСЗ требует больших капиталовложений, при этом уровень окупаемости остается на низком уровне.

Лоббисты продвигают идею получения дополнительной электроэнергии, при этом умалчивая об истинной стоимости полученной электроэнергии. Выходит, что строительство МСЗ выгодно только для строительных компаний и поставщиков оборудования. Соответственно, все расходы, связанные с последующей эксплуатацией, лягут дополнительным бременем на плечи бюджета и рядовых потребителей.

Считается, что МЗС будут оснащены системой полной очистки выбросов, хотя они нигде полностью не улавливаются. При этом мелкие фракции, которые будут попадать в атмосферу, окажутся вредными для всех живых организмов. Наиболее опасными являются диоксины и фураны, относящиеся к ядам беспорогового действия. Токсичность у этих ядов выше, чем у боевых отравляющих веществ. Ряд токсикантов депонируется в тканях настолько прочно, что выведение их из организма практически невозможно. Период полувыведения некоторых из них из организма человека составляет более двадцати лет. В свою очередь, они вызывают онкологические заболевания через поколения, разрушая генофонд нации.

Последние исследования, проведенные в ряде европейских стран и США, где используется технология мусоросжигания, показали, что уровень онкологических заболеваний, особенно среди детей, значительно вырос в районах размещения МЗС в радиусе от пяти до ста километров. Инициативы по строительству МСЗ вызывают опасение, поскольку непонятен механизм работы будущих МСЗ. Экологическая общественность не обладает информацией по НДТ, которые будут использоваться. При этом нет данных по работе автоматизированной системы мониторинга в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан. Все пока в планах и на бумаге.

Мансур Ошурбаев, директор департамента государственной политики и управления отходами Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан

Министерство экологии в течение последних пяти лет создает систему управления отходами. В крупных городах Казахстана производится раздельный сбор твердых бытовых отходов (ТБО), обновляется парк мусорных контейнеров и мусоровозов. Ежегодно в стране аккумулируется порядка 5 млн т отходов, а по прогнозным оценкам, к 2025 году вследствие роста населения объемы накопленных ТБО достигнут 8 млн т. Более 80% образуемых ТБО на данный момент размещается на полигонах, где пребывает без дополнительной обработки и обезвреживания. По информации Министерства экологии, в Казахстане насчитывается около трех тысяч пятисот полигонов, 18% из которых соответствуют экологическим нормам.

На сегодняшний день в сорока странах мира насчитывается более тысячи шестисот заводов по энергетической утилизации отходов. Есть несколько примеров: в Стамбуле возводится завод по механизму waste energy, который станет крупнейшим в Европе и первым в Турции; в Дубай строится крупнейший завод, где будет утилизироваться порядка 45% всех собираемых отходов; в Баку с 2012 года работает завод с утилизационной мощностью в 1 300 т/сутки, что составляет 80% всех образуемых в городе отходов; в Дании и Норвегии заводы, построенные в центре городов, успешно функционируют. Налицо факт, что энергетическая утилизация широко применяется в мире, в том числе в ЕС.

В Казахстане МСЗ будут строиться в санитарной удаленности от городов, рядом с действующими полигонами ТБО, в соответствии с розой ветров. Как известно, захоронение ТБО на свалках и полигонах негативно сказывается на здоровье и окружающей среде. Разлагающийся мусор разносится по воздуху, проникает в грунтовые воды, наносит вред почве и загрязняет воздух. Свалочный газ, который на 60% состоит из метана, регулярно приводит к неконтролируемым и внезапным пожарам, образуя после возгорания едкий дым. Суммарная площадь всех полигонов Казахстана составляет 32 000 га, что сопоставимо с территорией двух городов Тараз.

В прошлом году Министерство экологии привлекло международных экспертов и консультантов, чьи проведенные исследования показали, что морфологический состав отходов на 38% состоит из вторичного сырья, подлежащего переработке. Оставшаяся часть утилизации не подлежит. Эти 62% мусора должны быть направлены на энергетическую утилизацию, что позволит сократить объем накопленных отходов в четыре раза. Следует понимать, что на сжигание не будут направляться вредные и опасные виды отходов. В мире наиболее распространенным является прямое сжигание на решетках. Из тысячи шестисот МСЗ, действующих в мире, тысяча четыреста работают по колосниковому принципу. Температура сжигания при использовании такой технологии составляет не менее тысячи двухсот градусов по Цельсию, что исключает выброс вредных веществ, в том числе диоксинов и фуранов. Вместе с тем, используется пятиступенчатая технология очистки выбросов.

Сессия вопросов и ответов  

Вопрос Мансура Ошурбаева:
Противники энергетической утилизации часто апеллируют тезисом, что энергетическая утилизация негативно отразится на верхних степенях иерархии отходов в виде сортировки и переработки вторичного сырья. При этом не приводятся конкретные данные и закрываются глаза на опыт передовых стран по
waste energy. Принимая во внимание, что даже при идеальной сортировке перерабатывается не более 50% отходов, что необходимо делать с остальными отходами, не подлежащими переработке?  

Ответ Айман Сексеновой:

Данные ученых из Назарбаев Университета говорят о том, что в зависимости от сезонов года, пищевые отходы составляют от 30-40% до 60% от общей массы мусора. Пищевые отходы можно использовать в качестве удобрений и для производства биогаза. Применительно к 38% перерабатываемых видов отходов необходимо использовать первый и второй пункты иерархии по ресайклингу, которые необходимо довести до логического завершения. После этого важно определить оставшиеся объемы неперерабатываемого сырья. Эти показатели позволят определить точное количество МСЗ, которые нужно строить в Казахстане.  

Вопрос Айман Сексеновой:

При принятии решения строительства шести МЗС проводились ли общественные слушания, как в случае с объектами ВИЭ? Кем была представлена общественность и где можно ознакомиться с протоколами?

Ответ Мансура Ошурбаева:

Строительство шести МСЗ является пилотным проектом. Они будут размещаться в городах, чьи местные исполнительные органы изъявят желание решить сложную экологическую обстановку. Решение по строительству заводов будет приниматься с учетом мнений и пожеланий общественности. Все заводы будут строиться на средства инвесторов. Инвестор, который будет объявлен победителем на аукционных торгах, будет строить объект. ОН же и будет проводить общественные слушания и представит всю необходимую информацию. В настоящее время говорить об этом преждевременно.

Вопрос Мансура Ошурбаева:

В Казахстане работают пятнадцать цементных заводов, в которых используются печи, обжигающие клинкер для производства цемента. Чем, на Ваш взгляд, эти заводы лучше будущих МСЗ: Почему нигде не звучат вопросы об удельных выбросах на таких заводах?

Ответ Айман Сексеновой:

Сжигание отходов вообще не решает проблему захоронения ТБО. При их сжигании образуются токсичные шлаковые отходы, составляющие 40% от их первоначального веса. При этом, золошлаковые отходы имеют более высокий класс опасности, чем исходный мусор. Они обладают свойством летучести, что представляет угрозу для окружающей среды и здоровья населения. Для хранения этой золы вновь потребуется строительство дорогостоящих полигонов. Все заверения, что выработанная после сжигания зола будет использоваться в строительной индустрии, не имеют обоснования. На текущий момент в казахстанском законодательстве нет таких требований к стройматериалам. Срок принятия этих требований также неизвестен. Насчет остального я не владею информацией.

Вопрос Айман Сексеновой:

В регулирующих документах по МСЗ, подписанных руководством Министерством экологии, содержатся постоянные отсылки на нормы, положения и директивы Европейского парламента и Совета ЕС о промышленных выбросах. Эти нормативные акты юридически не закреплены в законодательстве Казахстана и не являются составной частью казахстанской системы экологического регулирования. Это также касается и вопросов по определению пороговых значений токсичных и парниковых выбросов. На каком основании документы ЕС, членом которого Казахстан не является, регулируют деятельность сектора мусоросжигания в Казахстане, де-факто имея приоритет над национальными документами?

Ответ Мансура Ошурбаева:

Это часто задаваемый вопрос, который поступает в адрес Министерства экологии от различных ассоциаций. Да, мы ссылаемся на европейскую директиву по выбросам. В настоящее время прорабатывается вопрос приведения их в соответствие с законодательством Казахстана. Поскольку заводы построятся не сразу после аукционов, в нашем распоряжении будет как минимум два года на их строительство. Уже в этом году Министерство экологии планирует разместить на своем сайте соответствующий документ, согласно которого будет проводиться гармонизация законодательства.

Вопросы для Айман Сексеновой:

Какие альтернативные меры можно предложить взамен строительству МСЗ?

Ответ Айман Сексеновой:

Эффективной, но при этом комплексной альтернативой является экологическое образование и повышение экологической культуры населения. До строительства МСЗ, на которых будут сжигаться отходы, не подлежащие переработке, необходимо научить людей правильно обращаться с мусором, который они производят. Общество должно быть осведомлено о методах сортировки, чтобы до попадания мусора на переработку, отходы были правильно отсортированы. К сожалению, подавляющее большинство людей, в том числе имеющих хорошее образование и работу, не сортируют мусор и не проявляют интереса к этому важному вопросу, как это принято в развитых странах. Следует признать, что в Казахстане нет отдельной и работающей схемы по сортировке мусора и раздельного сбора ТБО. Имеются фрагментарные муниципальные инициативы в виде желтых ящиков и разрозненных акций. Но много вопросов возникает, насколько эти полезные мероприятия доведены до сведения людей, а затем — насколько осведомленные граждане правильно все выполняют на местах на ежедневной основе. Поэтому можно констатировать низкий уровень информационного охвата населения.

На самом деле, эти вопросы поднимаются много лет, но воз и поныне там, поскольку это длительный и трудоемкий процесс. В сравнении со строительством МСЗ процесс вовлечения людей в решение экологических вопросов на мелком уровне имеет более быстрый цикл внедрения. В связи с этим, в первую очередь, необходимо научить людей правильно взаимодействовать со своим мусором до того, как будут построены МСЗ. В обратном случае заводы будут получать перемешанный мусор, что будет сильно осложнять их работу.  

Несомненно, в развитых странах экологическая культура прививалась и укреплялась на протяжении долгих лет. Достаточно сложно в короткий срок изменить текущее безразличное или неправильное отношение к мусорному вопросу. В долгосрочной перспективе такая модель будет действительно экологичной, для чего уже сейчас всерьез необходимо заниматься экологическим ценообразованием.

Пока народ, являющийся одним из основных источником мусора, не будет сортировать его, будут заполняться полигоны. А там уже сортировка мусора усложняется в разы, переходя в категорию отходов, не подлежащих переработке.

Вопрос Мансуру Ошурбаеву:
Во сколько обойдутся строительство, содержание и сервисное обслуживание МСЗ? Насколько их работа будет выгодной для потребителей, подконтрольной и окупаемой?

Ответ Мансура Ошурбаева:

По предварительным расчетам, строительство шести заводов обойдется инвесторам в 180-185 млрд тенге. В основу этого расчета легли понимание Министерством экологии вопроса внедрения механизма waste energy, а также исследования, встречи и переговоры, проводившиеся в течение последних двух лет. Министерство экологии тесно сотрудничает с ЕС в части обмена данными и опытом, чтобы правильно подготовить обоснование проекта. Следует принять во внимание, что в Европе работают некоторые МСЗ, стоимостью 600 млн долларов США каждый.

Что касается тарифов и окупаемости, то этот вопрос является преждевременным, поскольку самих заводов еще нет. В момент, когда заводы начнут строиться, условия обслуживания и сервиса будут обсуждаться с инвесторами и затем прописаны в договорных документах. Тот отечественный или иностранный участник закрытых аукционных торгов, который предложит минимальные тарифы и лучшие условия, будет строить объекты. Цель инвестора заключается в возвращении вложенных средств. Поэтому он заранее закладывает в свой тариф все риски и желание окупить свои средства. К потенциальным инвесторам предъявляются строгие квалификационные требования, закрепленные подзаконными актами.

В правилах отмечено, что во время аукциона общественность может принимать участие в обсуждении этого вопроса. Будущий контроль за работой заводов будет регулироваться принятыми нормативными документами. После введения заводов в эксплуатацию, будет осуществляться строгий контроль за качеством воздуха. На источниках выбросов будет установлена автоматизированная система мониторинга, которая будет передавать данные в онлайн-режиме. Эти меры в полной мере отражены в новом Экологическом кодексе.

Выводы:

Все страны в мире сталкиваются с этой самой распространенной и объединяющей всех проблемой, всячески стараясь избежать попадания отходов на свалку. Полезным является замещение ископаемого топлива его местными альтернативными видами при производстве электроэнергии. В этом случае снижается образование свалок, производятся ресайклинг, утилизация и сжигание мусора. Циркулярная экономика создает отходы, поэтому важно преобразовывать в электрическую энергию то, что не подлежит переработке.

Статистика ЕС показывает, что в среднем 47% отходов рециклируется и 28% — преобразуется в энергию. В странах, где применяются технологии waste energy, основным методом управления отходами является запрет свалок и вывоза мусора на полигоны. Соблюдая эти ограничения, можно обеспечить население теплом и чистой электроэнергией, добытых из неперерабатываемых отходов. Эта тенденция постепенно усиливается по всему миру, а в странах Европы объемы рециклинга и утилизации увеличиваются, взаимодополняя друг друга. Таким образом, из всего накопленного мусора будет извлекаться максимально полезная фракция.

До строительства МСЗ необходимо увеличить объем перерабатываемых отходов (38%) посредством развития культуры раздельного сбора, улучшения контейнерного и мусороперевозочного парка и проведения специальных акций по экологическому воспитанию населения. На данный момент перерабатываемый мусор имеет следующую структуру: макулатура 11%, пластик 16%, стекло 9% и металлы 2%. Необходимо донести до всех, что чем больше будет сортируемого мусора, тем меньше будет сжигаться неперерабатываемых отходов. В обратном случае, выброшенное на свалку будет гнить и вредить окружающей среде.

Климатическое сотрудничество ЕС – Казахстан: энергетический переход

ЕС и Казахстан сталкиваются с огромной проблемой, связанной с достижением своих целей по климатической нейтральности к 2050 и 2060 годам соответственно. Энергетический сектор всерьез задумывается над вопросами обеспечения доступной электроэнергией при одновременной борьбе с выбросами парниковых газов и постепенном отказе от ископаемого топлива. Сложно отказаться от использования угля, который почти всегда был основой энергоснабжения.

Кайрат Рахимов, вице-министр энергетики Республики Казахстан

В стенах Министерства энергетики готовится ряд документов, направленных на декарбонизацию. Реальность такова, что не все, что озвучено или прописано, может быть мгновенно достигнуто, особенно с учетом сложившейся ситуации в энергетическом секторе страны. По итогам 2020 года были достигнуты целевые индикаторы по достижению доли ВИЭ в общей выработке электроэнергии в размере 3%. При этом доля угольной энергетической генерации остается все еще на высоком уровне, в размере 69%. Для снижения этого показателя осуществляется поэтапный переход на газовую генерацию, доля которой составляет 20%. НА сегодняшний день в Казахстане сохранены те гидроэлектростанции, которые достаточно давно были возведены на реках Казахстана. Доля энергии, вырабатываемой на ГЭС, составляет 8%.

Мир стоит на пороге четвертого энергетического перехода. В рамках первого перехода люди перешли на уголь, в рамках второго – на нефть, в рамках третьего – на газ, и в рамках четвертого – на ВИЭ. Каждый пройденный этап сопровождался постепенным снижением СО2. При этом наблюдается высокая неопределенность по срокам, подходам и используемым ресурсам нового энергоперехода. В зависимости от своего уровня развития и сложившихся условий, каждая страна будет выбирать свой путь, при этом базируясь на общих трендах. Ключевая задача в этом направлении состоит в выборе оптимальной структуры первичного энергопотребления ресурсов. При решении поставленных задач Казахстану придется столкнуться с внешними и внутренними вызовами. К первым относятся выполнение обязательств в рамках Парижского соглашения, подразумевающее потенциальное введение углеродного налога. Ко вторым относятся внутренние экологические требования и ускоряющийся износ основных средств, введенных в эксплуатацию с 60-70-е годы ХХ века. Вкупе с этими вызовами Казахстану придется существенно снизить карбонизацию в структуре генерации электроэнергии, осуществить цифровизацию отрасли, увеличить долю ВИЭ и альтернативных источников энергии, а также повысить общую энергоэффективность отрасли.

В рамках принятых экологических обязательств в Казахстане планируется снижение доли угля при производстве электроэнергии с 69% в 2020 году до 47% при текущем сценарии и до 40% при предлагаемом сценарии к 2030 году. Доля использования природного газа будет увеличиваться с 20% до 25% при обоих сценариях. Также обещано изменение в доле электроэнергии, вырабатываемой ГЭС, с 8% до 10%. Что касается доли ВИЭ в структуре производства электроэнергии, то по текущему сценарию она должна быть увеличена с 3% до 15%, а по предлагаемому – до 25%. Следует отметить, что предлагаемый сценарий основан на Концепции низкоуглеродного развития, подготовленной немецким агентством GIZ для Министерства экологии.

На сегодняшний день в Казахстане действуют тридцать семь пылеугольных теплоэлектроцентралей (ТЭЦ), обеспечивающие теплом все регионы. Двадцать пять из этих ТЭЦ работают на угле с установленной мощностью в 8 525 МВт. К 2030 году они должны сохранить профиль деятельности, поскольку являются основным источником тепловой энергии в стране. В условиях резко континентального климата в Северном и Восточном регионах Казахстана, вопросы надежной поставки тепла в зимнее время года являются острыми и первоочередными.  Для сравнения, на газе работают одиннадцать ТЭЦ мощностью в 1 764 МВт, а на мазуте – одна ТЭЦ мощностью в 4 МВт.

Учитывая высокий износ углевых фондов и требования Экологического кодекса, необходимо внедрять новые доступные технологии (НДТ). Потребуются разработка и реализация отдельной программы по поддержке действующих ТЭЦ, которая позволит в течение последующих пяти лет модернизировать станции, перейти на НДТ с наименьшими потерями и оптимизированными решениями. Текущая средняя величина нормативно-технических потерь в региональных сетях составляет 9%. В то же время присутствуют коммерческие потери, точный объем которых не выяснен до конца.

Сценарии развития ВИЭ

Ожидается, что к 2030 году мощность всех ВИЭ должна составить порядка 6 ГВт. Если увеличить долю ВИЭ до 25%, то мощность ВИЭ составит не менее 12 ГВт.  Но при этом возникают вопросы, связанные со способностью ВИЭ обеспечивать высокую надежность и стабильность во время энергоперехода. В этом случае данные источники должны работать как базовые станции, а в идеале выступать в качестве маневренной генерации. В будущем необходимо осуществлять поэтапный ввод ВИЭ с разбивкой по годам, что позволит удешевить электроэнергию. При этом будущие владельцы ВИЭ должны нести ответственность за недопущение дисбалансов в рамках балансирующего рынка электроэнергии в режиме реального времени. Они же должны будут полностью работать по режиму, заданному системным оператором и участвовать в регулировании частоты и напряжения производимой электроэнергии. С целью гарантирования безопасности ВИЭ должны будут подключить к противоаварийной автоматике с воздействием на разгрузку.

Элина Бардрам, и.о. директора по международным отношениям и координации политики Генерального директората по вопросам изменения климата Европейской комиссии

В Европейской программе содержится несколько приоритетов, включающих в себя планы по озеленению экономики, трансформации общества, достижению нулевых выбросов, защите экологии и повышению конкурентоспособности. Энергопереход в ЕС произойдет в любом случае, а страны, которые не осуществят своевременный переход, в будущем понесут определенные риски в разных секторах экономики. Большинство стран понимают важность вопросов, связанных с изменением климата, с приданием приоритета ВИЭ, с целью сократить выбросы углерода в атмосферу и замедлить глобальное повышение температуры на Земле. Каждая страна имеет свои пути и временные рамки по достижению климатической нейтральности. Поэтому всем участникам Парижского соглашения рекомендуется разработать свои долгосрочные документы до конференции СОР2026, которая будет проводиться осенью 2021 года.

Совместные меры по декарбонизации необходимо предпринимать заранее, поскольку со временем может стать поздно, когда начнутся необратимые экологические последствия, а современные технологии окажутся невостребованными. С годами инвестиции в озеленение экономики будут заметно увеличиваться, а реализация поставленных задач станет сложнее. Вследствие этого, необходимо воспользоваться текущей ситуацией, чтобы построить лучшее будущее. Глобальная коронавирусная пандемия открыла политическое окно, которое нужно использовать для осуществления энергоперехода. Современные заводы должны строиться с учетом новых реалий. При этом необходимо наложить запрет на субсидирование строительства новых электростанций, работающих на угле, поскольку инвестировать в технологии прошлого уже нельзя. Поддержка экологически вредных предприятий окажется несправедливой по отношению к странам, где внедряются новые технологии и проявляется забота о будущих поколениях. В этой связи ЕС приветствует стремление Казахстана стать лидером в регионе в части использования ВИЭ. Этот шаг особенно радует, в свете того, что Казахстан обладает колоссальным конкурентным преимуществом на рынке углеводородного сырья.

Хинрих Тёлькен, директор по вопросам климата, энергетической политики и цифровой трансформации министерства иностранных дел ФРГ

Энергопереход и фокус на зеленой экономике являются центральными вопросами в немецкой политике. Распространение вируса COVID-19, помимо негативных аспектов, стало поворотным моментом для стимулирования внедрения цифровых технологий и постепенному переходу к зеленой экономике. Цифровизация и климатическая трансформация позволят защитить глобальную экологию и построить глобальное партнерство.

Формирование будущей экономики сегодня поможет избежать экономических проблем завтра и обрести устойчивость в будущем. К 2050 году Германия планирует полностью вытеснить ископаемые виды топлива, чтобы экология и экономика не противоречили друг другу. Самое интересное, немецкая экономика выросла за счет снижения парниковых выбросов.

Казахстан может сыграть важную роль в качестве регионального лидера, став связующим звеном по линии «ЕС – Центральная Азия – КНР». В рамках немецко-казахстанского диалога в области энергетики планируется рассмотреть возможности по снижению угольной генерации и постепенного отказа от низкоуглеродных технологий, используемых при производстве алюминия и стали. Обладая большой территорией, Казахстан в будущем может стать экспортером солнечной и ветряной электроэнергии. ЕС окажет всестороннюю поддержку для реализации этих целей. Уже в январе 2022 года ЕС запустит инициативу по конструктивному диалогу, в рамках которого будут обсуждаться меры по борьбе с последствиями ухудшения климата в Центральной Азии.

Сунгат Есимханов, председатель правления АО «Самрук-Энерго»

Компания «Самрук-Энерго» создавалась для управления традиционной энергетикой, поэтому она занимает 30% в энергетике, основная доля которой относится к угольной генерации. В портфеле компании имеются и ГЭС. Шардаринская ГЭС полностью восстановлена, прошла модернизацию и готова работать в течение многих лет. Мойнакская ГЭС является одним из немногих новых объектов, построенных в стране. Она активно участвует в регулировании и используется системным оператором.

Компания следит за современными трендами и прилагает усилия по увеличению доли ВИЭ. На данный момент отрабатываются два новых проекта по ветроэнергетике. В этой связи важным является поиск новых партнеров, чтобы совместно реализовывать проекты в области ВИЭ. К примеру, на Капчагайском ГЭС будет устанавливаться контррегулятор, который является составной частью энергосистемы, используемой в энергоемкий период и во время прекращения работы других ГЭС. Она позволяет поддерживать водохозяйственный режим на территориях, не связанных с данной энергосистемой. Также контррегулятор служит для перераспределения и выравнивания при поступлении в него расходов воды. Это ведет не только к развитию гидроэнергетики и ВИЭ, но и способствует созданию маневренных мощностей, регулированию и правильной работе общей гидросистемы.

Постепенный отказ от угля возможен, но вопрос в сроках, чтобы не нарушить условия устойчивого развития Казахстана. С углем связана не только экология Казахстана, но и его экономика. При энергопереходе необходимо учитывать особенность нашей страны, заключающаяся в большой роли угольной генерации. Мгновенный отказ от использования угля может породить серьезное социальное напряжение в обществе и нестабильность в стране.

Казахстан взял на себя обязательство отказаться от использования угля к 2060 году, но имеющаяся угольная база может работать намного дольше. Для исполнения обязательств начата газификация Алматинского комплекса, что позволит ослабить экологическую нагрузку. Необходимо иметь в виду, что газификация тоже имеет свои процессные проблемы и лимиты. Мировой опыт показал, что газификация не сильно замещает уголь. Поскольку Экибастуз является сырьевой базой по обеспечению страны электроэнергией, то угольные месторождения пока будут работать. Нельзя сбрасывать со счетов серьезный экспортный потенциал, имеющийся у угля. Одномоментно отказаться от угля не получится, каким бы сильным ни было желание. В этой связи, поскольку уголь будет некоторое время использоваться, необходимо модернизировать оборудование, работающее на угле, чтобы снижать загрязнение от использования высокозольного угля.

Для перехода к новому экологическому формату необходимо использовать НДТ, но не всегда имеются свободные финансовые средства для их внедрения. Министерство экологии рассматривает возможность использования бюджетных средств, но все же было бы лучше придерживаться рыночных механизмов, которые включают в себя принципы окупаемости и возвратности. В этом случае придется столкнуться с ростом тарифов, что может поднять вопросы экономической целесообразности использования НДТ и вызвать социальное напряжение.

Жандос Нурмаганбетов, управляющий директор по стратегии и развитию АО «KEGOC»

Вопросы об экологических реформах необходимо поднимать во время лютой зимы, когда на большей части территории Казахстана замерзают реки, нет жаркого солнца, замерзают двигатели, разряжаются электромобили. При этом необходимо обеспечивать теплом и энергией города, раскиданные по всей территории страны. В такие периоды вопросы использования угля озвучивались бы мягче и рассматривались бы с большим пониманием.

Являясь системным оператором, компания KEGOC видит развитие ВИЭ и новые подходы простыми на бумаге. Погружение в реальность является большим вызовом, поскольку придется сталкиваться с совершенно новыми подходами и правилами, которые доселе не применялись. Для некоторых игроков рынка, представленных инвесторами и девелоперами, новые тенденции являются хорошей возможностью заработать. Но для тех участников отрасли, которые ежедневно в течение десятилетий работают со структурой, доставшейся в наследство от СССР, экологические новшества являются причинами сильной головной боли. Так получилось, что после распада Советского Союза электроэнергия вырабатывалась преимущественно за счет угля. Некогда единая энергетическая система оказалась неработоспособной и раздробленной. Часть регионов Казахстана присоединены к энергосистемам Повольжья, Урала и Сибири, а южные регионы – к энергосистемам Центральной Азии.

На данный момент разрабатывается прогнозный баланс до 2035 года с учетом растущих нагрузок, которые невозможно покрыть даже за счет угля. Этот дефицит можно было бы компенсировать за счет дешевых угольных станций, но для этого нет финансирования. В дополнение к этому, объекты, работающие на угле, не соответствуют экологическим требованиям. По сути, уголь превратился в персону нон-грата в экологии. Казалось бы, проблемы можно решить за счет газа. Но возникают проблемы, связанные со строительством газовой генерации, которая тоже должна быть переходной. Газа, на который возлагаются надежды, нет здесь и сейчас в достаточном объеме. Строительство и развитие ГЭС требуют долгосрочных инвестиций и улучшения инвестиционного климата. Наличие инвесторов, готовых вложиться в ГЭС, позволило бы построить гидрогенерацию с хорошей системой накопления и хранения произведенной электроэнергии, что также дало бы возможность оказывать услуги по регулированию. Эти проблемы не решаются за один день.

Выходит, самым простым решением, лежащим на поверхности, является оснащение объектов ВИЭ системами накопления энергии. В мире нет ни одного системного оператора, который был бы счастлив от большого объема ВИЭ в системе. Дело в том, что системный оператор отвечает за надежность и стабильность. При изучении опыта энергоперехода необходимо помнить, что электроэнергия является достаточно дорогой в тех странах, где есть большое проникновение ВИЭ. Безусловно, дорогая электроэнергия является ничем иным, как стимулом для повышения энергоэффективности и рационального потребления. Поэтому здесь необходимо учитывать определенные особенности Казахстана, который экспортирует металлургическую продукцию и углеводороды. В свою очередь, они добываются и производятся за счет дешевой электроэнергии.

В прогнозном балансе будут просчитаны общесистемные затраты и будет показано во сколько развитие ВИЭ обойдется системе и стране. После этого надо будет обсуждать этот вопрос и взвешивать все «за» и «против». Несомненно, индикаторы, которых нужно достичь к 2030 году, достижимы, но резкое увеличение доли ВИЭ до 25% является достаточно фантастическим вариантом. Это долгая скрупулезная работа, которая требует правильных расчетов, соблюдения баланса и всестороннего изучения. На гражданском уровне все ратуют за экологию, за снижение выбросов и за декарбонизацию, но все это необходимо делать, сняв розовые очки.

Паула Абреу Маркес, глава отдела межведомственной координации и взаимодействия с государствами-членами генерального директората по энергетике Европейской комиссии

ЕС готов поддерживать Казахстан в осуществлении зеленого перехода, диверсификации экономики, оказывая техническую поддержку, экспертную помощь и инвестиции, которые нужны для успешного проведения реформ. Декарбонизация энергетики требует рассмотрения энергетики как единого механизма. Стратегия сотрудничества основана на четырех принципах энергоэффективности. Первый принцип говорит о необходимости увеличения энергоэффективности при рассмотрении каждого инвестиционного решения. Этот принцип должен применяться во всей цепочке, включающей в себя производство, распределение и доставку электроэнергии. Второй принцип предполагает перенос нагрузки на ВИЭ при увеличении объемов потребления. Это самый быстрый и наиболее эффективный способ. В этой связи необходимо добиться увеличения доли ВИЭ до 8% в структуре производства энергии до 2050 года.

На данный момент Казахстан является первой страной в Центральной Азии, которая внедрила аукционы по ВИЭ.  Это позволит стране привлечь еще больше иностранных инвестиций для генерации чистой энергии. Чтобы достичь заявленной цели необходимо модернизировать энергетическую систему, снять вопрос о потерях в цепи и решить вопросы с тарифами. ЕС предлагает программу по стимулированию сотрудничества в области энергетики. Для этого может быть выделено 8 млн евро, чтобы обеспечить политическую и технологическую поддержку для проектов, связанных с ВИЭ, и для укрепления интеграции систем. Третий принцип указывает на те отрасли, которые сложно декарбонизировать и электрифицировать в короткий период времени. Четвертый принцип обращает внимание на инфраструктуру, которая должна быть адаптирована под новые потребности в электроэнергии. Это будет способствовать обеспечению стабильности поставок и свободным потокам на энергетическом рынке.

Айгуль Соловьева, председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана

Казахстан является одним из крупнейших эмитентов парниковых газов, находясь в списке тридцати главных загрязнителей окружающей среды. Выбросы парниковых газов связаны с производством энергии, ошибками в землепользовании и лесном хозяйстве, утечками, промышленным производством и строительством, транспортом, деятельностью жилищного сектора и т.д. Всего в атмосферу было выброшено 401,9 Мт углеводородного эквивалента, благодаря чему Казахстан оказался в списке пятнадцати стран по высоким выбросам СО2 на душу населения. Большая доля выбросов приходится на ТЭЦ, которые изначально были спроектированы в таком формате и достались в наследство. Для модернизации сектора необходимо повышение тарифов.

В рамках ужесточения мер регулирования выбросов необходимо снижать величину бесплатных квот. Согласно имеющимся данным, до 2030 года предполагается увеличение стоимости углеродной единицы в Казахстане с 1 до 45 евро. В то же время углеродный налог возрастет с 21,4 до 26 евро, что сильно повлияет на конкурентоспособность отечественной металлургической продукции. К примеру, казахстанский алюминий на 20% дороже, чем китайский. Следовательно, затрагивая экологические аспекты, следует не забывать и об экономической стороне вопроса.

С конца 80-х годов прошлого столетия вред, нанесенный экологии в глобальном масштабе, начал превышать имеющийся биологический потенциал планеты. Поэтому развитые страны и фокусируют внимание на становлении и развитии зеленой экономики, которая ведет к человеческому благосостоянию и социальному равноправию. Она же значительно снижает экологические риски и потребление природных ресурсов. Казахстан взял курс на это развитие, подписав соответствующие документы, взяв на себя определенные обязательства и приняв политические решения.

Для придания новой модели устойчивости необходимо уже сейчас наращивать потенциал, который пригодится для успешного продвижения реформ. Речь идет о развитии зеленого предпринимательства, обучении и повышении квалификации людей после углеродного высвобождения. Немаловажным является стимулирование зеленых инвестиций за счет привлекательных налоговых преференций, субсидий, удобной инфраструктуры и правильной государственной политики. Сюда же можно отнести создание платформы для проведения устойчивых зеленых закупок, что приведет к созданию рынка для зеленых товаров и услуг.

И эти основы необходимо закладывать уже сегодня, поскольку у зеленого будущего огромный потенциал и большое будущее. Успешно реализованные инициативы, указанные выше и лягут в основу так называемого «собственного пути» Казахстана. А будущее благополучие всегда стоит больших денег: для обеспечения роста ВВП на 1% необходимо ежегодно вливать в зеленую экономику 3-4 млрд долларов США.

Багдат Орал, председатель правления АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация»

Актуальная просьба всего энергетического сектора заключается в том, чтобы все экологические инициативы предпринимались коллегиально, а не разрозненно. Директивный подход не всегда приводит к лучшему результату. Вопросы, связанные с внедрением НДТ, покупкой квот СО2, углеродной нейтральностью, финансовым обеспечением ликвидации последствий, должны основываться на принципах реализуемости, рациональности и прозрачности. Бизнесу хочется работать, видя перед собой четкую долгосрочную перспективу развития энергетики страны. Имея это под рукой, каждое предприятие будет встраивать собственное развитие в алгоритм общей стратегии.

Регулированием тарифов за тепловую энергию занимается Министерство национальной экономики Республики Казахстан. Проблема заключается в том, что в своей работе чиновники придерживаются определенного коэффициента инфляции или индекса потребительских цен. Хотя надо было бы принимать в расчет количество изношенных сетей, подлежащих срочному и серьезному ремонту, проведению комплексной модернизации и внедрению цифровизации. К примеру, уровень износа тепловых сетей в Павлодарской области составляет более 80%. Если акцентировать внимание только на модернизации или озеленении станций, то опускаются вопросы, связанные с доставкой электрической и тепловой энергии до потребителей. А ведь эти магистрали и линии передач нужно обслуживать и поддерживать в надлежащем состоянии. При потребности в модернизации и ремонте 20 км тепловых сетей, по факту ремонтируется лишь 5-6 км.

Это говорит о том, что вся наша углеродная политика, которой мы придерживаемся на станциях, не сводится к нулю, а потихоньку деградирует на сетях из-за возникающих потерь. Следовательно, возникает потребность жечь больше угля. Именно в этом звене теряется вся эффективность. Вопрос энергоперехода является не декларативным, а очень комплексным. Он не должен рассматриваться в одностороннем порядке только в масштабе станций. Его необходимо пронизывать по всей вертикали, включающей в себя станции, сети и энергосбытовые предприятия.

Говоря о проблемах тарифной политики, не стоит вопрос о нежелании энергетиков внедрять НДТ. Неясным остается вопрос об объемах, структуре и условиях финансирования НДТ. Поскольку новейшие технологии в своем большинстве будут внедряться извне, то попутно появятся вопросы, связанные с валютным колебанием, стоимостью технологий, их доступностью, адаптивностью, ее дальнейшим развитием, обслуживанием и эксплуатацией. Отдельно следует рассматривать кадровый вопрос, который является важной и неотъемлемой частью проблемы. Обсуждая вопросы о НДТ, необходимо задуматься об их локализации.

Принимая решения по декарбонизации, следует принимать во внимание реальные потребности в электроэнергии и текущую ситуацию. Тепловая энергия относится к локальной стратегической продукции. При производстве тепловой и электрической энергии угольная составляющая будет присутствовать не одну декаду лет, даже с учетом максимальной возможности снижения выбросов. И здесь нужны комплексные и разумные подходы.

Армен Арзуманян, руководитель региональной программы USAID «Энергия будущего»

На бумаге казахстанские инициативы и планы прописаны совершенно правильно, но вопрос заключается в ее должной реализации, что сделать достаточно сложнее. Для ответа на этот вопрос был разработан план развития энергетического сектора с минимальными затратами. Он является комплексным процессом, состоящего из пяти обязательных направлений: региональные аспекты, надежное энергоснабжение, целевые показатели политики, экологические ограничения и экономическая эффективность.

Цель данного документа заключается в определении последовательности наращивания мощностей генерации и передачи для удовлетворения будущего спроса на электроэнергию. При этом поставлена задача по сокращению инвестиций, расходу топлива, эксплуатационных расходов и затрат, связанных с недопоставкой электроэнергии. Эти требования должны выполняться с учетом соблюдения критериев надежности, а также социальных, финансовых, политических, географических и экологических ограничений. Для этого требуется объективное представление о реальном состоянии энергосистемы Казахстана.

Нормативно-правовая база по декарбонизации предусматривает как сокращение выбросов парниковых газов к 2030 году, так и постепенному увеличению доли ВИЭ. Для реализации поставленных целей в течение последующих пяти лет Казахстану необходимо ежегодно привлекать 1-1,5 млрд долларов США. Следует учесть, что снижение выбросов парниковых газов на 15% по отношению к 1990 году, рассчитано на пропорциональных расчетах, которые выделяют долю загрязнения энергетическим сектором. Более жесткие требования приведут к более глубоким изменениям в структуре генерации. Согласно результатов, Казахстан должен развивать порядка 1,5МВт возобновляемых мощностей каждый год. Основная порция таких мощностей приходится на ветряную электроэнергию. В этом плане Казахстан богат качественными ветряными ресурсами. Солнечная электроэнергия оказывается более дорогой, поскольку требует значительно больших системных затрат. Начиная с 2020 года, 38% введенных новых мощностей должно приходиться на ВИЭ, 33% — на газ. В период с 2026 по 2030 г.г. эти показатели составляют 51% и 44% соответственно, а с 2031 по 2040 г.г. – 57% и 43%.

Газовая электроэнергетика должна развиваться опережающими темпами для замещения угольной энергетики и обеспечения гибкости энергосистеме. Это те стратегические показатели, которые были получены в сотрудничестве с Министерством энергетики и АО «КЕГОК». Возможно, в эти расчеты будут внесены корректировки с учетом новых целей, поставленных Президентом и Правительством Казахстана. На основе имеющейся информации следует разработать детальную Дорожную карту, которая учитывала бы все изменения на системном уровне.

Казахстан остро нуждается в глубокой и всесторонней модернизации своих энергетических мощностей. Текущая ситуация не обеспечивает прозрачности и долгосрочной устойчивости. Уже становится невозможным совмещать стратегию развития декарбонизации с удержанием тарифов на нынешнем уровне. Страна должна переходить на новые тарифы, которые будут полностью покрывать будущие и текущие затраты. Немаловажной и приоритетной задачей является создание центрально-азиатского рынка, чтобы торговать электроэнергией. Эта мера значительно снизит напряжение, принесет дополнительные выгоды и откроет новые возможности для декарбонизации в более обширном регионе.

Предыдущая запись
КПО: формирование экологической культуры
Следующая запись
Рынок ВИЭ в Казахстане: потенциал, вызовы и перспективы

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню