Почему экологи выступают против крупных проектов?

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. Кейсы
  4. Почему экологи выступают против крупных проектов?
По мере развития научного прогресса антропоморфный фактор и экология все чаще вступают в конфликт. Производственная необходимость или потребность в новых строительных площадях могут требовать действий, которые заметно влияют на окружающую среду. В этом случае на защиту природы становятся экологи. The Ecolomist предлагает несколько кейсов, когда казахстанские защитники экологии выступают против спорных проектов. Правда, эта борьба идет с переменным успехом. 

Завод по утилизации опасных отходов в г. Степногорск

Город Степногорск, находящийся в Акмолинской области, исторически имеет проблемы с экологией. Здесь добывают золото и уран, а в советское время работали опасные химические производства. В 2020 году в специально оборудованный склад, обустроенный в этом городе, завезли на хранение и утилизацию полихлорированные дифениловые отходы из Карагандинской области. Ранее эти отходы находились в водоохранной зоне озера Балхаш, на территории бывшей радиолокационной станции «Дарьял-У». До этого конденсаторы с ПХД-элементами, использованные на этой станции, вывозили для утилизации в Германию.

Строительство завода по сжиганию ПХД-отходов, дислоцированного в двух километрах от жилой зоны Степногорска, планировали начать в 2021 году. Проект был одобрен оценочной комиссией Глобального экологического фонда (ГЭФ) — Организацией Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) по согласованию с Министерством экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан. Разработчики проекта утверждали, что работа завода будет способствовать уменьшению объема захораниваемых отходов и предотвращению негативного влияния на окружающую среду. До появления проекта наблюдались выбросы ядовитых веществ в атмосферу при горении на свалках, а также просачивание загрязняющих веществ в почву и подземные воды.

Реакция экологов
С прошлого года местные жители и эко-активисты боролись за отмену проекта по хранению и утилизации опасных отходов на территории региона. Сначала собирались подписи против склада, а затем и против самого строительства объекта. Главный аргумент противников этой инициативы заключался в том, что утвержденный проект содержал грубые нарушения. Он не учитывал особенности местной почвы и «розу ветров», которая была направлена в сторону города. Также совсем рядом с предполагаемым местом строительства находится военная часть.

Текущий статус
В июне 2021 года прошли публичные слушания по проекту. По их результатам акимат Степногорска прислушался к аргументам экологов и «мнению населения», отказав в реализации проекта. Это объяснялось тем, что вопрос, связанный с дальнейшей утилизацией опасных отходов, все равно остается открытым. На данный момент ведутся поиски нового места для строительства завода.

Отель в урочище Бозжыра

Урочище Бозжыра, находящееся в западной части плато Устюрт в Мангистауской области, известен своим неописуемым космическим пейзажем посреди степи. Этот очень живописный участок, расположенный в 300 км от города Актау, является излюбленным местом у зарубежных и местных туристов. Урочище представляет собой гряду скальных образований разных размеров и форм. Ранее эта уникальная территория составляла часть гигантского мезозойского океана Тетис. Здесь можно найти остатки окаменевших ракушек и зубы доисторических акул. В урочище обитают краснокнижные животные — устюртский муфлон (уриал), джейран и каракал.

Проект
В ноябре 2021 года стало известно, что в урочище планируется строительство элитного сафари-отеля. Согласно проекту, общая площадь зданий составляет 24 км2. Он предполагает строительство вилл, бассейнов, ресторана, конюшни, вертолетной площадки, SPA, фитнес-центра и других объектов инфраструктуры. Проект оценивается в 38,6 млрд тенге.

Реакция экологов
Новость о начале подготовительных работ в урочище вызвала возмущение экологов и неравнодушных любителей природы. Критики проекта утверждали, что он не учитывает всех особенностей местной территории, из-за чего не содержит информации о возможном ущербе от вспомогательных коммуникаций отеля. Кроме того, сам по себе отель и его обитатели нарушат нетронутый живописный ландшафт. Взять хотя бы тот факт, что специфическая гипсосодержащая почва плато Устюрт может хранить след от однажды проехавшего автомобиля в течение десятков лет. В связи с этим, требуется постоянный и эффективный контроль за перемещениями транспорта. Экологи ратуют за полный запрет на съезд с постоянных полевых дорог для участников различных «сафари» и автопробегов. В свою очередь, разработчики проекта заверяют в том, что причиной разрушения урочища является дикий туризм. По их мнению, централизованный отель и его службы будут надлежащим образом оберегать территорию.

Текущий статус
Вал обрушившейся критики на инициаторов проекта привел к тому, что сторонники строительства отеля согласились перенести его в другое место. Оказалось, что он все равно будет располагаться на территории урочища. При этом на участке уже работает строительная техника. Эко-активисты продолжают протестовать против строительства. Пересмотреть параметры проекта поручил Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Пока дальнейшая судьба гостиничного комплекса находится под вопросом.

Кашаганский канал по дну Каспия

Кашаган является крупным шельфовым нефтегазовым месторождением, находящимся в северной части Каспийского моря. Его извлекаемые запасы оцениваются приблизительно в 9–13 млрд баррелей нефти. Это одно из крупнейших месторождений в мире, открытых за последние сорок лет. Разработка месторождения ведется с помощью искусственных островов. Суда оператора проекта North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) перемещаются между ними по морю, который постепенно мелеет. NCOC планирует провести на дне Каспийского моря дноуглубительные работы в зоне действующих водных маршрутов своих судов. Речь идет о двух каналах общей протяженностью 56 км, глубиной в полметра и шириной от 80 до 115 метров. Необходимость проекта объясняется постоянным понижением уровня моря, в результате чего судоходство на мелководье становится опасным. В случае непринятия мер, к концу 2025 года судоходная навигация в районе месторождения Кашаган станет невозможной.

Реакция экологов
Пресс-релиз NCOC о проекте сразу вызвал большой резонанс среди журналистов и экологов Атырауской области, а следом и всего Казахстана. Главная претензия заключается в осуществлении грубого вмешательства в хрупкую морскую экосистему. Даже в самом проекте NCOC говорится о том, что суммарный ущерб для морских и пресноводных организмов вследствие строительства каналов составит более 6 млн долларов США. Также часть акватории будет выведена из площади обитания тюленей, где они выводят своих детенышей. При этом оператор оценивает ущерб как незначительный, заявляя, что существенного воздействия на миграцию рыб и среду обитания птиц не будет. Экологи считают, что углубление дна решит проблему только на короткий период, поскольку Каспий будет мелеть и дальше. Противники проекта требуют пересмотра проекта с привлечением широкой экспертной общественности.

Текущий статус
Компания NCOC пыталась внести ясность и объясниться, проводя круглые столы с экологами и представителями власти. Первых не удалось убедить, а вторые относятся к ситуации, как к выбору из двух зол меньшего. Поскольку Кашаган имеет огромное значение для экономики Казахстана, все разрешения на углубление дна уже получены. Отступать некуда.

Завод кальцинированной соды в Павлодаре

В Казахстане основными потребителями кальцинированной соды являются АО «Алюминий Казахстана», Актюбинский завод хромовых соединений, ТОО «Казфосфат» и предприятия по производству стекла. При этом собственных источников этого сырья в стране нет. Основным поставщиком соды является АО «Башкирская содовая компания», которая недавно заявила о сокращении объемов производства в два раза.

Проект
О строительстве завода по производству кальцинированной соды впервые объявили в 2008 году. Его хотели открыть в поселке Майкаин, который находится в Павлодарской области. С того времени проект не был реализован, пока к этой идее вновь не вернулись в 2018 году. Если ранее общественности удалось добиться отмены строительства завода, то в 2020 году общественные слушания были снова признаны несостоявшимися. В 2021 году ситуация сдвинулась с мертвой точки. Согласно проекту, сырьем для завода кальцинированной соды мощностью 0,2 млн т должны были стать месторождение «Керегетас» и хлорнатриваевая садочная соль соляных озер Павлодарской области. Стоимость проекта оценивается в 77 млрд тенге.

Реакция экологов
Как и в предыдущие итерации, общественники резко выступили против строительства завода в Павлодаре. Главные их претензии заключались в аккумуляции большого объема производимых твердых бытовых отходов, в неэкологичности собственной угольной ТЭЦ, а также в большой потребности производства в воде. Ее объем составляет 4,5 млн м3, который должен был забираться из реки Иртыш. Кроме чисто экологических последствий такого забора воды, это ограничивало город в дальнейшем развитии производства. Новым предприятиям воды просто могло бы не хватить.

Текущий статус
В июне 2021 года представители ТОО «Павлодар-Сода» сами заявили о том, что прислушались к требованиям экологов. Вместо угольной энергии производство будет использовать газовую. При этом потребление воды сократили до 1,8 м3 в год за счет собственного пруда-накопителя. Также по сравнению с первоначальным планом производство ТБО сократится в 51 раз. После внесенных изменений общественные слушания признали состоявшимися, что позволяет начинать реализацию проекта. Однако экологи и общественники по-прежнему высказываются против. Их продолжает волновать объем потребляемой воды и общее влияние химического производства на окружающую среду.

Предыдущая запись
MYD Production: профессионализм, динамизм и инновации
Следующая запись
Вода – главный ресурс

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню