Казахстанская низкоуглеродная доктрина

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. События
  4. Казахстанская низкоуглеродная доктрина
Разрабатываемая на данный момент Доктрина достижения углеродной нейтральности Республики Казахстан до 2060 года станет первым документом по долгосрочному видению потенциала сокращения выбросов парниковых газов в Казахстане, привлечению необходимых дополнительных инвестиций и технологических решений. Ощутимые угрозы, связанные с изменением глобального климата, а также экономические и политические вызовы, создаваемые растущими международными амбициями по борьбе с изменением климата, обуславливают необходимость для Казахстана внести свой вклад в глобальный переход мира к углеродно нейтральному формату.

12 декабря 2020 года на саммите климатических амбиций Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подтвердил, что Казахстан достигнет углеродной нейтральности к 2060 году.

«В этом сложном контексте от имени всех граждан Казахстана я хотел бы сегодня подтвердить нашу твердую приверженность борьбе с изменением климата и наше намерение как нации и правительства предпринимать все более смелые целенаправленные действия в соответствии с Парижским соглашением. В этом духе мы обязуемся достичь углеродной нейтральности к 2060 году. Для достижения этой цели Казахстан разработает и примет амбициозную долгосрочную стратегию развития, направленную на снижение выбросов углерода в нашей экономике».

13 октября 2021 года в г. Нур-Султан проводилась Международная конференция «Пути достижения целей Парижского соглашения и углеродной нейтральности Казахстана» с участием Президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. Основная цель мероприятия заключалась в представлении видения по достижению Казахстаном углеродной нейтральности Казахстаном к 2060 году. Также на конференции было рассказано об экономических и социальных возможностях, предоставляемых переходом страны к углеродно-нейтральному формату. Спикеры обсудили политику проведения декарбонизации, немаловажную роль в которой играет мобилизация финансовых средств.

Спикеры сверили часы и обсудили готовность Казахстана отвечать на вопросы глобальной климатической повестки. Была проанализирована готовность различных секторов казахстанской экономики к реализации Концепции углеродной нейтральности до 2060 года. Финансовые механизмы и технологические преобразования уже сейчас становятся источниками множества вопросов, ответы на которые необходимо искать уже сейчас.

Касым-Жомарт Токаев,
Президент Республики Казахстан

В своем выступлении Глава государства высказался в поддержку призыва Генерального секретаря ООН Антонио Гутерриша к достижению нулевого уровня выбросов углерода, особо отметив, что ситуация с климатом на Земле остается одной из острейших проблем нашего времени.

Президент указал на тревожные выводы, содержащиеся в Шестом оценочном докладе об оценке изменения климата, подготовленном межправительственной группой экспертов. Данные из него сообщают, что при текущих уровнях выбросов углекислого газа прогнозируемое глобальное потепление на 1,5°-2°С будет превышено уже в XXI веке.

В Центрально-Азиатском регионе проблемы сохранения водной и продовольственной обеспеченности и безопасности являются особенно актуальными. Казахстан входит в десятку ведущих производителей продовольственной пшеницы и муки, экспортируя до 7 млн т пшеницы в год. Однако, при реализации негативного экологического сценария, уже к началу следующего десятилетия урожайность пшеницы может снизиться почти на 40%. Поскольку Казахстан является единственной страной-экспортером в Центральной Азии, такое снижение неизбежно создаст угрозу продовольственной безопасности для всего региона.

Президент отметил, что несмотря на значительную зависимость от природных ископаемых, Казахстан в числе первых ста стран объявил о достижении углеродной нейтральности к 2060 году. Касым-Жомарт Токаев сообщил о разработке Доктрины углеродной нейтральности Казахстана до 2060 года, предусматривающей базовые подходы к низкоуглеродной трансформации экономики и промышленности. Этот важный документ в своем конечном варианте должен стать прагматичным, рациональным и учитывающим насущные потребности экономики страны, ее специфику и структуру при энергопереходе.

Достижение амбициозной цели Доктрины потребует системных усилий государства, бизнеса и общества. Они включают в себя модернизацию топливно-энергетического комплекса, пересмотр индустриально-агропромышленной политики и внедрение новых подходов в жилищно-коммунальном хозяйстве (ЖКХ), строительстве и образе жизни людей. К 2060 году доля возобновляемых и альтернативных источников энергии достигнет более 80% от общего энергобаланса страны. Его успешная реализация позволит достичь снижения объема выбросов СО2 на 15% к 2030 году от уровня 1990 года и нулевого баланса парниковых газов к 2060 году. По мнению Главы государства, в результате этих действий будет предотвращено попадание в атмосферу более 9 млрд т СО2.

В своем выступлении Президент отметил, что осуществление таких амбиционных целей потребует направления значительных финансовых средств и инвестиций на модернизацию сектора производства электроэнергии и тепла. В этом вопросе важным станет пересмотр национальной системы торговли квотами на выбросы парниковых газов, а также ее гармонизация с соответствующими международными системами.

Касым-Жомарт Токаев поделился информацией о масштабной газификации страны, об имеющемся потенциале для развития возобновляемой и альтернативной энергетики и «зеленого финансирования», а также о предпринимаемых мерах по решению гидрологических и экологических проблем трансграничных рек. Отдельно в его выступлении была отмечена программа по озеленению страны, названной Главой государства проектом по-настоящему национального масштаба с большим международным резонансом. В рамках этой инициативы в Казахстане будет высажено 2 млрд деревьев до 2025 года.

Завершая свое выступление Касым-Жомарт Токаев отметил, что энергопереход в Казахстане потребует решительных мер, больших финансовых затрат и консолидации усилий всего общества. При этом он указал на важность того, чтобы регуляторные механизмы климатической повестки не стали барьерами для мировой торговли и инвестиций. В этот сложный и ответственный период на развитых странах и международных организациях лежит ответственность за технологическое и ресурсное содействие государствам с переходной экономикой для проведения эффективной низкоуглеродной трансформации.

Мирьяна Сполярич Эггер,
Помощник Генерального секретаря ООН

Декарбонизация в Центральной Азии набирает обороты и Казахстан демонстрирует политическую волю, поскольку без решительных действий регион рискует упустить энергетический переход. Резкое падение экономической стоимости возобновляемых источников энергии (ВИЭ) привело к быстрому освоение «зеленой» энергии. Инвестиции в чистую энергию создают почти в три раза больше рабочих мест, чем инвестиции в ископаемое топливо. Центральная Азия имеет огромные ресурсы неиспользованных ВИЭ, особенно большой потенциал имеется в гидроэнергетике, солнечной и ветряной энергетике. Энергоэффективность и чистый водород также будут играть важную роль в процессе декарбонизации.

Правильный и безболезненный переход зависит от правильного финансирования, для чего потребуется объединение усилий государственного и частного секторов. В Казахстане ПРООН применяет такие каталитические и новаторские инструменты для мобилизации инвестиций частного сектора в устойчивое развитие, как компенсацию выбросов углерода, субсидии в области энергоэффективности, гарантии по кредитам и «зеленые» облигации. Что касается государственного финансирования, то более эффективное распределение внутренних ресурсов через национальный бюджет будет достигнуто в случае, если приоритет будет уделяться развитию устойчивой и низкоуглеродной инфраструктуры.

Именно поэтому ПРООН выступает за прекращение субсидирования производства высокоуглеродного топлива, как важный шаг к отказу от ископаемого топлива. Предпочтение отдается инвестированию в людей и в планету. По данным Международного энергетического агентства, значительные субсидии на производство ископаемого топлива существуют более чем в сорока странах мира, включая Казахстан. Такие субсидии не является эффективным способом обеспечения доступной энергии, поскольку они создают стимулы для расточительного потребления вредного для экологии топлива, усугубляя загрязнение воздуха.

Отмена этих субсидии в сочетании с ценообразованием на выбросы углерода и «зеленой» налогово-бюджетной реформы имеет экономический смысл для декарбонизации. В нашем портфеле грантовых проектов на сумму 4,9 млрд долларов США для финансирования проектов в области устойчивой энергетики, строительства, транспорта, сельского хозяйства и сохранения биоразнообразия в ста тридцати семи странах по всему миру. ПРООН готов использовать свой опыт и знания для оказания поддержки правительству Казахстана в реализации энергетического перехода в экономически выгодном, а также социально справедливом формате.

Джон Керри,
Спецпредставитель Президента США по климату

(Photo by Mark Wilson, Getty Images)

Сегодня на всех странах и лежит большая ответственность по проведению важной экологической трансформации. Уже научно подтверждены разрушительные последствия, которые будут вызваны дальнейшим нагреванием Земли. Выполнять свои обязательства будет сложно тем странам, которые зависят от используют углеродной сырье для развития своих экономик. В этом плане важным является стремление каждой отдельно взятой страны стремиться сокращать свои выбросы.

Правительство США готово оказывать техническое содействие в части разработки программ и стандартов для исполнения обязательств по снижению выбросов. В преддверии СОР26 у Казахстана имеется прекрасная стратегическая возможность продемонстрировать всему миру свою приверженность действовать.

Сериккали Брекешев,
Министр экологии, геологии и природных ресурсов РК

На сегодняшний день наблюдается усиливающееся экономическое давление, оказываемое на угольную отрасль. C 2015 года количество строящихся угольных электростанций сократилось на 84% во всем мире. С 2023 года Европейским Союзом планируется введение пограничного углеродного налога на импорт углеродоемкой продукции. Это кардинально изменит правила международной торговли. По данным Global Carbon Atlas, за 2019 год Казахстан среди двухсот двадцати одной страны мира занимает двадцать первое место по объему выбросов углекислого газа, одиннадцатое место по выбросам на душу населения и пятое место по углеродоемкости ВВП.

Объем национальных выбросов парниковых газов в 2019 году составил более 364 млн т. В рамках Парижского соглашения Казахстан принял на себя обязательства сократить выбросы на 15% к 2030 году от уровня 1990 года. На сегодняшний день уровень выбросов уже превышает уровень базового года. По имеющимся прогнозам, общие объемы выбросов продолжат расти, достигнув уровня более 473 млн т к 2060 году, если не предпринять кардинальные меры.

Доктрина разрабатывается на основе моделирования реальной экономики с помощью наилучших передовых моделей. Это позволяет определить наиболее оптимальные пути к декарбонизации экономики Казахстана с точки зрения наименьших инвестиционных затрат и получения наибольшего экономического эффекта. Было разработано два сценария. Базовый сценарий подразумевает отсутствие мер по декарбонизации экономики, что не позволит достичь поставленных целей. Это связано с влиянием трех внешних факторов: введение пограничного углеродного налога со стороны крупных торговых партнеров Казахстана; снижение цен на углеродное сырье; негативное воздействие климата на сельское хозяйство.

Сценарий углеродной нейтральности учитывает активные усилия по декарбонизации и достижению углеродной нейтральности к 2060 году. По полученным расчетам, это позволит сократить ожидаемый ущерб от упомянутых рисков более чем в два раза. Результаты моделирования показали, что к 2060 году Казахстан достигнет баланса нулевых выбросов в масштабах всей экономики. Большую часть выбросов удастся избежать, а оставшиеся объемы будут улавливаться, храниться и использоваться непосредственно у источников выбросов, либо будут поглощены растительностью и почвой.

В 2017 году топливно-энергетическая корзина на 54% состояла из угля, на 24% — из нефти и на 22% — из газа. Модельные расчеты показали, что к 2060 году доля ископаемых энергоресурсов в структуре первичных топливно-энергетических ресурсов сократится в 3,4 раза, составив 29%.  При этом доля ВИЭ возрастет с текущих 3% до 70%.

В структуре конечного потребления энергоресурсов промышленность и здания потребляли 42% и 40% соответственно, а на транспорт приходилось 14%. По полученным расчетам, к 2060 году промышленный сектор будет потреблять 65% всех энергоресурсов. Потребление зданий сократится до 23%, энергопотребление транспорта снизится до 9%. Безусловно, значительные преобразования в структуре ТЭК требуют детальной проработки в разрезе всех отраслей, учитывая их специфику и социальную значимость.

К 2060 году выбросы составят около 76 млн т СО2-экв. Сельское хозяйство останется самым крупным источником выбросов парниковых газов, которые будут равны порядка 42 млн т.  Это связано с поддержкой сектора животноводства, как одного из драйверов развития агропромышленного комплекса. Вторым крупным эмиттером будет симбиоз металлургической, цементной промышленностей, и предприятий, которые производят различные минеральные продукты. Предполагается, что их выбросы составят более 21 млн т. Выбросы нефтегазового сектора составят 6 млн т.

В секторе ЖКХ прямые выбросы будут сведены к нулю за счет мер энергоэффективности, электрофикации, теплофикации, а также широкого применения распределенных ВИЭ. В транспортной отрасли выбросы снизятся более чем в десять раз за счет электрофикации и использования водородного топлива.

Увеличится поглощение выбросов пастбищами и лесными насаждениями. По расчетам экологического ведомства, к 2060 году землепользование и лесное хозяйство обеспечат поглощение в объеме 45 млн т. Оставшиеся выбросы в объеме 31 млн т будут нейтрализованы технологиями улавливания и хранения углерода, что приведет к нулевому балансу выбросов. Расчеты показали, что для достижения углеродной нейтральности в течение сорока лет необходимо инвестировать в низкоуглеродные технологии средства в размере порядка 650 млрд долларов США. При этом более 80% инвестиций потребуются после 2040 года. К секторам, требующим наибольший объем финансирования в течение сорокалетнего периода, относятся производство электро- и теплоэнергии (305 млрд долларов США), транспорт (167 млрд долларов США), горнодобывающая и обрабатывающая промышленности (65 млрд долларов США), ЖКХ (57 млрд долларов США) и сельское хозяйство (49 млрд долларов США). Инвестиции в сектор добычи угля, нефти и газа будут сокращаться ввиду снижения спроса на эти энергоресурсы в долгосрочной перспективе.

Для достижения заявленных показателей Казахстану необходимо реформировать отраслевые политики, которые должны учитывать взятые на себя международные обязательства. А представителям деловых кругов уже сейчас надо разрабатывать свои планы по декарбонизации, чтобы сохранить свою конкурентоспособность.

Дэниел Ергин,
американский экономист, писатель,
Лауреат Пулитцеровской премии,
Вице-президент компании IHS Markit

Первым ключевым моментом, является то, что модель развитых стран, в которых проживает порядка 20% населения Земли, не должна навязываться развивающимся странам, в которых проживает 80% мирового населения. Экономическое развитие, улучшение системы здравоохранения и сокращение бедности являются первоочередными задачами для правительств этих стран. Мнение Энергетического и аналитического центра Индии заключается в том, что не существует единого энергетического перехода, а их множественность. Индия ратует за развитие ветряной, солнечной, водородной и биоэнергетики, но она также увеличивает потребление традиционных энергоресурсов.  В настоящее время Индия строит газовую инфраструктуру стоимостью 75 млрд долларов США. Взгляды на развитие новой энергетической отрасли в Индии и в Казахстане во многом похожи. В соответствии с V Национальным энергетическим докладом, подготовленном Ассоциацией KAZENERGY в 2021 году, ускорение энергетического перехода в Казахстане потребует значительного использования природного газа в энергетическом секторе, наряду с постоянным повышением эффективности и полномасштабного развития ВИЭ.

Правительство Нигерии недавно озвучило свою озабоченность, которая актуально и для Казахстана. Новая экологическая реальность состоит в запрете финансирования проектов, связанных с добычей нефти и газа в развивающихся странах. Это противоречит интересам государств, для которых поступления от продажи углеродного сырья важны для экономического развития, сохранения социальной стабильности и постепенного осуществления энергетического перехода. Конфликт интересов заключается в том, что для развитых стран, чьи экономики не зависят от экспорта ископаемых ресурсов, резкий отказ от углеродного топлива не грозит большими проблемами. Но для развивающихся стран поступления от продажи углеродных ресурсов имеют играют решающую роль. Поэтому глобальная экологическая повестка дня должна учитывать перспективы и потребности развивающихся стран.  К 2050 году нефть и газ по-прежнему будут являться важными источниками энергоснабжения. В связи с этим существуют разные сценарии развития дальнейшей ситуации до 2050 года.

Сценарий «зеленых» правил подразумевает очень решительные действия правительств по декарбонизации. Но даже в нем нефть и газ остаются важными составляющими энергобаланса. Объем добычи нефти будет колебаться в течение предстоящего десятилетия, но затем этот показатель остановится на отметке 55 млн баррелей в день к 2050 году.  Это частично объясняется тем, что основные фонды – заводы, автомобили и здания нельзя быстро обновить в короткий промежуток времени. В производстве электромобилей и медицинского оборудования используется пластик, являющийся производным материалом нефти. Нефтехимическая отрасль останется на плаву, но она будет требовать дальнейшего технического совершенствования, равно как и зарождающаяся отрасль по улавливанию углерода. Человечество живет в новую эпоху разработки нефтегазовых месторождений. Крайне важно сохранять конкурентоспособность в области привлечения инвестиций, поскольку международные нефтегазовые компании теперь становятся гораздо избирательными по отношению к нефтегазовым проектам.

В этой связи нефтегазовые компании могут сыграть большую роль в части плавного и эффективного энергетического перехода.  Сегодня мы являемся свидетелями энергетического кризиса. Китай нормирует внутреннее потребление электроэнергии; стоимость сжиженного природного газа, поступающего в Европу, выросла в семь раз за последний месяц. В Великобритании наблюдается дефицит бензина, а объем добываемой в этой стране ветряной электроэнергии резко снизился за счет отсутствия ветров в Северном море.  Следует принимать во внимание недостаточность альтернатив, что заставляет задуматься о надежности поставок электроэнергии во время энергоперехода. Его излишняя акселерация может привести к тому, что глобальная цель может оказаться в итоге не достигнутой.  В последнее время озвучивается мнение, что достижение углеродной нейтральности в Казахстане может быть достигнуто за счет использования ВИЭ.

При этом нельзя забывать, что для этого потребуются дополнительные объемы материалов и средств. Это повлечет за собой усиление добычи полезных ископаемых. Этот процесс подробно описан в книге «Новая карта мира», в которой говорится, что переход от большой нефти будет проходить при помощи больших лопат.  По данным МЭА, достижение цели к 2050 году приведет к увеличению спроса на критически важные полезные ископаемые. Данный прогноз является хорошей новостью для Казахстана, поскольку потребуется расширение глобальных цыпочек поставок новых металлов в «зеленом» мире.

Алмасадам Саткалиев,
Председатель правления АО «Самрук-Казына»

Возросшее число климатических бедствий и растущие потребности в энергоресурсах за счет стремительного роста населения и цифровой революции в различных отраслях приводят к сбою поставок электроэнергии во всем мире. В Германии, которая является одним из флагманов «зеленой» экономики, непредвиденное увеличение спроса на электроэнергию по причине снижения температуры привело к необходимости вернуться к угольной генерации. В Японии открывают небольшие реакторы, работающие на водороде.  Учитывая глобальные тренды, прогнозируемое энергопотребление в Казахстане к 2060 году может вырасти в два-три раза. Безусловной основой для удовлетворения спроса должны стать ВИЭ с активным развитием smart grid технологий, а также систем аккумулирования и хранения энергии. При разработке прогнозного баланса критически важно не допустить деиндустриализации экономики.

Учитывая текущую специфику ВИЭ и ограниченные ресурсы газа в Казахстане, альтернативой являются атомные электростанции.  В соответствии с экспертными оценками, они могут стать основным фактором решения ключевых энергетических проблем с учетом развития технологий в части безопасности и социальной составляющей.  Другими перспективными направлениями являются водородная энергетика, биотопливо, чистые угольные технологии с системами улавливания и хранения углерода, создание карбоновых полигонов, а также прорывные технологии термоядерного синтеза. Кроме того, планируется исследовать применения таких гибридных технологий, как сочетание нескольких видов ВИЭ системами для аккумулирования энергии. Сюда можно включить также производство водорода с использованием ядерной энергии и технологию автотермического риформинга, позволяющей улавливать более 95% образующегося СО2.  Фонд работает над применением цифровых решений для сбора мониторинга и прогнозирования углеродного следа.

Гарри Бойд-Карпентер,
Управляющий директор по «зеленой» экономике
и климатической деятельности ЕБРР

Банк готов предоставлять финансирование для осуществления энергоперехода. ЕБРР не ограничен в капитале, имея доступ к различным каналам финансирования, особенно из частных источников. Финансовый институт готов предоставлять рекомендации, а также учиться у Казахстана, который развивает свою систему торговли выбросами и проводит аукционы. Хорошим знаком является поддержка казахстанскими банками экологических реформ.  Мир намерен перейти от экономической модели, основанной на выбросах углерода к модели без выбросов за срок менее, чем за сорок лет. Казахстан стремится выполнить эту задачу за всего лишь один цикл, который таит в себе много неопределенностей.

Теперь каждая компания должна разработать собственную детальную карту действий на следующие пять лет.  Из опыта других стран известно, что наличие цены на углерод является быстрым и эффективным способом декарбонизации. Здесь срабатывает сила рынка для поиска новых решений и сбора средств для покрытия затрат на энергопереход. Казахстан проявил дальновидность, создав такую схему восемь лет назад, которая является ключевым инструментом для продвижения реформы во всех секторах экономики. В настоящее время ВИЭ являются самыми дешевыми источниками энергии в мире. Затраты на них стабильны и не связаны с какими-либо экологическими издержками, особенно в сравнении с углем и другими видами топлива.

Структура Доктрины

Разрабатываемая стратегия энергетического перехода содержит в себе комплексный анализ текущей экономической ситуации в Казахстане и мер, необходимых для адаптации национальной экономики к климатически нейтральной модели в будущем. Анализ затрагивает экономические вызовы, с которыми может столкнуться энергетический сектор страны. В документе содержится исчерпывающая информация о секторах экономики, которые в первую очередь будут вовлечены в начавшийся процесс. Речь идет о поставках первичной энергии, производстве тепла и электричества, трансформации транспортной системы, промышленности и ЖКХ. В Доктрине предоставлены различные сценарии и пути развития до 2060 года и смоделировано развитие экономики в рамках энергоперехода с оценкой инвестиций, требуемых для экологических преобразований.

Стратегия имеет следующие цели:

  1. Определение целей и конкретных задач перехода Казахстана к климатической нейтральности к 2060 году;
  2. Разработка национальных приоритетов по сокращению выбросов парниковых газов и увеличению объемов поглощения углерода;
  3. Определение ключевых направлений технологического развития и выработка инфраструктурных решений, необходимых для перехода к климатически нейтральной экономике;
  4. Разработка основной политики и мер по смягчению последствий изменения климата;
  5. Оценка потребности в инвестициях и других финансовых ресурсах, необходимых для достижения климатических целей с указанием приоритетов для внутренних и международных инвесторов и бизнеса;
  6. Оценка последствий трансформации для рынка труда, включая возможности для создания новых рабочих мест, подготовки специалистов для климатически нейтральной экономики;
  7. Привлечение различных заинтересованных сторон к обсуждению будущих изменений, приоритетов и проблем, связанных с переходом к углеродной нейтральности;
  8. Учет рисков и последствий изменения климата для национальной экономики, общества и экосистем при разработке рекомендаций по смягчению последствий изменения климата, адаптации и повышению ее устойчивости.

Стратегия дает представление о двух различных сценариях будущего развития экономики до 2060 года. Сценарный анализ и оценка инвестиций, необходимых для перехода к углеродной нейтральности, произведены на основе комплексного моделирования технологических решений, системной динамики и макроэкономических эффектов. Помимо этого, в документе содержится оценка сопутствующих выгод от сокращения выбросов парниковых газов и увеличения поглощения углерода, которые играют важную роль в достижении местных экономических, социальных и экологических выгод.

Кроме того, в Стратегии обсуждаются существующие барьеры и возможности политики, такие как регуляторные меры, обеспечивающие стимулы для инвестиционной деятельности и развития рынка, а также повышение осведомленности населения. Макроэкономическое воздействие политики декарбонизации оценивается в сравнении с эталоном продолжения политики прошлых лет с менее амбициозными климатическими целями.

В различных сценариях рассматриваются не только создание новых рабочих мест и выгоды для рынка труда, но и риски потери рабочих мест в определенных секторах. Стратегия определяет потребности и способы социальной поддержки, политические действия и рекомендации, основанные на международном опыте социальной адаптации, в частности, в отношении постепенного отказа от угля. Внешние эффекты анализируются для надлежащей оценки общественных и экологических затрат и потерь от выбросов парниковых газов, включая воздействие на здоровье, загрязнение окружающей среды и общественные издержки углерода. Социальные и экологические преимущества полной декарбонизации, особенно в энергетике и транспорте, включают положительное влияние на здоровье населения, рост ВВП, снижение затрат и загрязнения окружающей среды.

В Стратегии также представлен обзор потребностей в «зеленом» финансировании и инвестициях в процесс декарбонизации. Анализируются возможности привлечения финансовых ресурсов, использования и улучшения существующей правовой и институциональной среды, применения инновационных инструментов «зеленого» финансирования и механизмов финансирования «зеленых» проектов. Казахстан хорошо позиционирован для международного климатического финансирования и способен привлекать инвестиции через различные каналы, включая корпоративные проекты, систему торговли квотами на выбросы, схемы «зеленого» финансирования, государственное финансирование и международные финансовые институты. Тесное сотрудничество государственного и частного секторов и активное участие в международных схемах финансирования проектов, включая механизм устойчивого развития Парижского соглашения, может подтолкнуть процессы «зеленой» трансформации и ускорить действия по смягчению последствий изменения климата.

В Стратегии также описывается текущий уровень научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), инноваций и образования в области изменения климата и безуглеродного развития в Казахстане. Разработка и поддержка программ повышения осведомленности для различных групп заинтересованных сторон и гражданского общества имеет важное значение для изменения общественного мнения о проблемах изменения климата и декарбонизации, а также уровня жизни и поведения населения. Не менее важным являются подготовка специалистов по устойчивому развитию в области естественных, инженерных и общественных наук, государственные программы исследований и инноваций в области устойчивого развития, а также поддержка и мобилизация финансирования НИОКР частным сектором. Международное сотрудничество между Казахстаном и другими странами в области НИОКР, инноваций и образования играет значительную роль в создании основы для климатических действий и обеспечении общественной поддержки, а также вовлечении в международные исследовательские программы и проекты.

Регулярный мониторинг, оценка и обновление Стратегии необходимы для ее эффективной реализации. Оценка должна включать анализ значимых факторов декарбонизации, сотрудничество и диалог с заинтересованными сторонами, включая различные группы гражданского общества, научные круги, экспертное сообщество, бизнес и НПО. Пересмотр Стратегии перед разработкой среднесрочных планов экономического развития позволит скорректировать политику и уточнить стратегические приоритеты и индикаторы. Процедуры пересмотра и обновления Стратегии должны отражать изменения в других стратегических документах социально-экономического планирования и быть интегрированы в стратегическую экологическую оценку.

 

Предыдущая запись
В преддверии СОР26
Следующая запись
Как нам избежать экологической катастрофы?

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню