Рынок ВИЭ в Казахстане: потенциал, вызовы и перспективы

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. Кейсы
  4. Рынок ВИЭ в Казахстане: потенциал, вызовы и перспективы
Компания PwC Kazakhstan совместно с журналом The Ecolomist представляют результаты исследования «Рынок возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Казахстане: потенциал, вызовы и перспективы» по состоянию на конец 2020 года. Исследование включает в себя анализ данных по каждому объекту ВИЭ в Казахстане, включая локацию, мощность, КИУМ, а также опрос крупнейших игроков рынка ВИЭ в Казахстане. Они представлены производителями ВИЭ, институтами развития, регуляторами, научными работниками, аналитиками и консультантами, которые участвуют в непосредственном создании объектов ВИЭ в Казахстане.

Результаты исследования содержат информацию о рынке ВИЭ по состоянию на конец 2020 года, представленному объектами ВИЭ по типам, месторасположению, мощности, КИУМ и прочим показателям. В материале опубликованы мнения и позиции участников относительно важных вопросов дальнейшего развития рынка ВИЭ. Также предлагается сравнительный анализ Казахстана с другими странами через призму стран-сверстников и стран-лидеров.

Альтернативная энергетика с каждым днем становится все актуальней, что влияет на развитие ВИЭ. Мировой совокупный среднегодовой темп роста установленной мощности ВИЭ начиная с 2011 по 2020 г.г. составил 8%, при этом доля ВИЭ в установленной мощности мировой энергетической отрасли выросла с 25% до 37% за последние десять лет.

Регламентирование традиционного топливно-энергетического комплекса ужесточается, особенно в части эмиссий углекислого газа (СО2). Инвесторы в стремлении «озеленить» свои портфели, все больше обращают внимание на нефинансовые показатели предприятий, поддерживая тренд на устойчивое развитие. Сектор ВИЭ является альтернативой традиционным источникам энергии, особенно на фоне постоянного технологического прогресса, из-за которого идет стремительное снижение стоимости строительства таких электростанций. Однако, для соблюдения Парижского соглашения темп перехода на альтернативные источники энергии должен быть намного выше. Согласно прогнозам IRENA (Международного агентства по ВИЭ), установленная мощность объектов ВИЭ должна вырасти в десять раз, чтобы к 2050 году достичь целей Парижского соглашения. Казахстан ратифицировал его в 2016 году и обязался сократить выбросы парниковых газов на 15% к 2030 году путем мобилизации инновационных решений с участием частного сектора.

Особая актуальность исследовательской работы определена повесткой по декарбонизации и достижению углеродной нейтральности (Net Zero), серьезной обеспокоенностью климатическими изменениями, а также продвижением «зеленой энергетики». Казахстан взял на себя обязательства по расширению доли ВИЭ и альтернативных источников энергии.

С начала 2011 года, количество объектов ВИЭ в Казахстане выросло с двадцати трех до ста одиннадцати объектов. Основными драйверами роста являются законодательство, гарантия «зеленого» тарифа и выкупа электроэнергии, а также новая стратегия. Согласно «Концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике» Казахстан должен достичь 3% доли ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии к 2020 году; 10% доли ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии к 2030 году; и 50% доли альтернативных и ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии к 2050 году.

Как считает 91 опрошенный, предпосылки для развития ВИЭ в Казахстане являются достаточно высокими. Однако природный потенциал варьируется от региона к региону. Например, на юге страны, где традиционно наблюдалась высокая потребность в электроэнергии, интенсивно развиваются солнечные станции, которые относительно легко построить и ввести в эксплуатацию. Инвестиции в альтернативную энергетику привели к росту ВИЭ до 3% доли в структуре производства электроэнергии в Казахстане. В настоящий момент основными инвесторами, вкладывающие в проекты ВИЭ (в объемах мощности) являются банки развития и иностранные компании.

Согласно исследованию, рост ВИЭ в Казахстане сдерживают: законодательная база, которая не соответствует текущему этапу развития ВИЭ, инвестиционные риски (включая валютный риск), ограниченность балансирующих мощностей, неконкурентность тарифов, неразвитость мер по стимулированию микро-генерации, а также проблемы, возникающие при интеграции ВИЭ в единую энергосистему страны.

Конкурентоспособность ВИЭ с традиционной энергетикой в отсутствии эффективных и доступных решений по накоплению энергии вызвала дискуссию у респондентов. Согласно участникам исследования, ВИЭ уже могут конкурировать с традиционными источниками в ряде стран, но традиционные источники энергии необходимы для поддержания надежности энергосистемы.

Текущие высокие тарифы на ВИЭ по сравнению с тарифами на традиционную электроэнергию делают ВИЭ неконкурентными без поддержки государства. Однако, согласно мнению респондентов, реальный тариф на традиционную энергию, обеспечивающий долгосрочное функционирование энергетической системы, должен быть выше. При условии функционирования рыночных тарифов переход ВИЭ в конкурентную среду вполне вероятен. Все участники исследования сошлись во мнении относительно правильности мер по повышению тарифов на электроэнергию вне зависимости от источника.

Команда PwC Kazakhstan также подготовила интерактивный инструмент (дэшборд), состоящий из двух частей. Первый дэшборд позволяет сравнить энергетический сектор Казахстана с другими странами по категориям. В них можно увидеть долю каждого вида производства энергии в общем производстве энергии в стране, изменение ВВП в период исследования с 2000 по 2019 г.г. Второй — представляет визуализацию энергетического сектора Казахстана с разбивкой по регионам, включая информацию по установленным мощностям по видам энергии, потреблению и производству энергии, структуру ВРП и список крупнейших потребителей в РК. Пользователи смогут сравнить регион с другим регионом, а также с общими показателями по стране.

Глобальные тренды

Глобальный тренд, наблюдаемый в секторе ВИЭ заключается в том, что несмотря на обязательства, принятые государствами по удержанию роста глобальной средней температуры, текущих инвестиций в строительство и развитие «зеленых технологий» может оказаться недостаточно для достижения заявленных целей.

Глобальные инвестиции в ВИЭ за период с 2010 по 2019 г.г. составили 2,7 трлн долларов США, согласно Отчету Global Trends Report.

По результатам 2019 года порядка 78% введенных генерирующих мощностей были представлены ВИЭ.

В 2019 году рост вновь введенных мощностей ВИЭ составил рекордные 12%, хотя вложенные инвестиции остались практически на уровне 2018 года.

Согласно прогнозам IRENA, установленная мощность объектов ВИЭ должна вырасти в 10 раз, чтобы достичь поставленных целей
в рамках Парижского соглашения к 2050 году.

При этом во всем мире наблюдается стремление государственного и частного секторов к достижению чистых нулевых выбросов (Net Zero). Для достижения целей Парижского Соглашения по удержанию роста глобальной средней температуры ниже отметки 1.5*С, в 2021 году были предприняты следующие меры как в ЕС, так и за его пределами:
— поэтапное сокращение выбросов, субсидии, углеродные налоги, тарифы, обязательное раскрытие информации, связанной с воздействием на окружающую среду, и прочие регламенты. Основным инструментом достижения чистых нулевых выбросов стало установление выплат за выбросы СО2 в сорока пяти странах (Всемирный банк, ноябрь 2020 г.);

— сегодня ЕС рассматривает вопрос о введении пограничного углеродного сбора, в соответствии с которым экспортеры товаров в страны ЕС будут обязаны уплачивать сбор за выбросы углекислого газа, связанные с производством их продукции;

— торговля квотами на эмиссии парниковых газов в Европе была внедрена в 2005 году, и на сегодня покрывает 45% эмиссий ЕС, с фокусом на секторах энергетики, индустрии и авиации;

— две страны уже достигли чистых нулевых выбросов (Суринам и Бутан), шесть стран установили цели по достижению Net Zero к 2050 году на законодательном уровне, еще в шести странах такой законопроект находится на рассмотрении (Energy & Climate Intelligence Unit).

Примечательно, что инвестиции в ВИЭ способствуют доходности и повышению уровня капитализации компаний. Инвесторы и финансовые учреждения все чаще стремятся «декарбонизировать» портфели, размещая инвестиции в поддержку зеленой энергии. Банки тщательно изучают новые проекты, связанные с соблюдением зеленой экономики. Инициатива «Climate Action 100+» объединяет более пятисот семидесяти инвесторов, управляющих портфелем в 54 трлн долларов США. Эта инициатива призывает компании к значительному улучшению в вопросах управления климатом и раскрытия информации. В апреле 2021 года представителями индустрии совместно с ООН было создано Финансовое объединение по достижению чистых нулевых выбросов Глазго (GFANZ), объединяющее более ста шестидесяти компаний (более 70 трлн долларов США под управлением) для ускорения достижения целей Net Zero к 2050 году. При этом значительный рост активов под управлением организаций, принявших обязательства по ответственному инвестированию, свидетельствует о росте «зеленых» инвестиций, в том числе в ВИЭ, что также положительно сказывается на рыночной капитализации ВИЭ.

Согласно S&P Global, акции Топ-10 компаний в коммунальном секторе выросли в среднем на 49% в 2019 году, возглавляемые компаниями, которые сфокусировались на ВИЭ.

Следует отметить, что инвестиции в ВИЭ особенно актуальны для нефтегазового и энергетического секторов, как для обеспечения соблюдения законодательных требований по выбросам парниковых газов и во избежание выплат штрафов, так и для обеспечения устойчивости рыночной стоимости компаний. Согласно исследованию, проведенному IRENA, в последующие тридцать лет понадобится введение мощностей в десять раз превышающих текущие мощности ВИЭ. Доля ВИЭ в общих источниках энергии в таком случае составит более 90% в рамках сценария по переходу на ВИЭ, который обеспечивает достижение цели по удержанию роста глобального потепления менее 1,5 градусов в рамках Парижского соглашения. При этом, по оценке Bloomberg New Energy Finance, к уровню инвестиций, прогнозируемому сегодня, потребуются вложения в размере дополнительных 11 трлн долларов США в последующие три десятилетия. Согласно S&P Global, который проанализировал восемь крупнейших международных нефтегазовых компаний, всеми компаниями внедряются разные стратегии по переходу к «зеленой» энергетике. Более масштабные меры были предприняты европейскими компаниями, где действует более строгое законодательство. Несмотря на это, согласно МЭА, инвестиции в ВИЭ нефтегазовых компаний по-прежнему составляют менее 1% всех капитальных затрат. Согласно совместному исследованию Международного энергетического агентства (МЭА) и Центра по климатическому финансированию и инвестициям, ВИЭ также способны обеспечить устойчивость и доходность, превышающие инвестиции в ископаемое топливо. Помимо этого, «зеленые» акции оказались менее волатильными, в особенности в условиях пандемии и обрушившихся цен на нефть и газ в 2020 году.

178% составила доходность инвестиций в ВИЭ за пять лет, против (-20,7%) в добычу ископаемого топлива во Франции и Германии

В Великобритании, за тот же период инвестиции в «зеленую энергию» принесли доходность в 75%, против 8,8% для ископаемого топлива

Доходность ВИЭ в США составила 200% против 97,2% для ископаемых источников топлива, проанализированных за пятилетний период.

Рост спроса на ВИЭ обусловлен как спросом на электроэнергию, так и серьезной обеспокоенностью изменением климата. Совокупный среднегодовой темп роста установленной мощности ВИЭ в мире с 2011 по 2020 г.г. составил 8%, при этом доля ВИЭ в установленной мощности мировой энергетической отрасли выросла с 25% до 37% за десять лет. Согласно исследованию IRENA, для достижения целей Парижского соглашения, государственная поддержка ВИЭ, в том числе в форме субсидий, может ежегодно увеличиться с 166 млрд долларов США в 2017 году до 192 млрд долларов США в 2030 году и 209 млрд долларов США в 2050 году.

В некоторых странах ЕС в соответствии с регуляторными требованиями крупнейшие энергокомпании постепенно выводят из эксплуатации АЭС. В планы Германии входит поэтапный вывод АЭС из эксплуатации к 2022 году, а угольных станций — к 2035 году. Во Франции, где энергетический сектор исторически зависел от атомной энергетики, в этом году ожидается атомная реформа, которая, как предполагается, определит дальнейшую деятельность главного поставщика энергии в стране. Правительственные меры также направлены на повышение конкуренции в энергетическом секторе. К примеру, в Великобритании термин «Big Six», символизирующий историческое олигополистическое устройство рынка энергии, постепенно теряет актуальность в связи с появлением большого числа новых компаний, предлагающих более выгодные тарифы и/или более чистые энергетические решения.

ВИЭ в Казахстане

Казахстан активно внедряет меры по регулированию выбросов парниковых газов для достижения целей по переходу к «зеленой экономике». Углеродной нейтральности в стране планируется достичь за счет реализации регулирования выбросов парниковых газов за счет восстановления окружающей среды недропользователями. Также необходимо предусмотреть существенные инвестиции для внедрения наилучших доступных технологий (НДТ). При этом требования об обязательном наличии комплексного экологического разрешения вводятся в действие с начала 2025 года.

В стране рассматривается внедрение более «чистых» технологий, характеризующихся рациональным использованием ресурсов и минимальными экономически обоснованными эмиссиями. В то же время проводится комплексный технологический аудит пятидесяти предприятий, относящихся к основным загрязнителям окружающей среды.

По оценке PwC, c момента вступления Закона «О поддержке ВИЭ», совокупные затраты на строительство объектов составили не менее 628,5 млрд тенге. Лидерами по затратам на строительство стали солнечные электростанции (309 млрд тенге) и ветряные электростанции (279 млрд тенге), в то время, как на строительство гидроэлектростанций было потрачено 39 млрд тенге, а на возведение биоэлектростанций – 1 млрд тенге. В 2019 году было введено пиковое количество станций ВИЭ: 13 солнечных, 2 ветряные и 3 гидроэлектростанции. В 2020 году совокупное количество введенных объектов составило восемь станций ВИЭ. Снижение показателя связано с пандемией, которая остановила многие производственные процессы.

Анализ данных из открытых источников показал, что инвесторы в ВИЭ в Казахстане в основном представляют энергетический сектор, в том числе сектор ВИЭ и нефтегазовый сектор. Инвесторы из сектора ВИЭ в основном включают дочерние предприятия энергетических компаний, специализирующиеся на ВИЭ, а также производителей оборудования ВИЭ. Несмотря на наличие серьезных инвесторов, финансированием проектов ВИЭ в Казахстане занимаются в большинстве случаев Банки развития. Согласно анализу отдельных проектов, схема финансирования «70%/30%» является наиболее распространенной и предпочтительной. Эта схема предполагает, что 70% стоимости проекта покрывается за счет заемных средств.

Отсюда можно сделать вывод, что 63% всех объектов ВИЭ были запущены локальными инвесторами, в том числе проекты небольших мощностей (до 10 мВт). Однако, при рассмотрении проектов в рамках общей установленной мощности, доля локальных инвестиций в ВИЭ снижается больше чем на 20%. При этом доля участия капитала из Китая, Германии и Италии, а также совместных проектов Казахстана и Великобритании растет с 13% (от количества профинансированных станций) до 40% (от общеустановленной мощности проектов ВИЭ). Таким образом, иностранные инвесторы в большей степени заинтересованы реализацией крупных проектов в Казахстане.

Распределение объектов ВИЭ в Казахстане показывает прямую зависимость от природного потенциала региона. Следует отметить, что высокий ветровой потенциал характерен практически всем регионам страны. Гидропотенциал страны лучше всего реализован в местностях с крупнейшими реками, протекающими в Восточно-Казахстанской, Алматинской, Жамбылской и Южно-Казахстанской областях. Южные регионы также представлены высоким солнечным потенциалом, где солнечных дней в году здесь больше, чем по всей республике. Запад Казахстана характеризуется высоким ветровым потенциалом, однако запертая энергосистема Запада не позволяет развить ВИЭ в данном регионе. Соответственно, концепция развития ВИЭ единым оператором, в рамках которой вся энергия от ВИЭ распределяется по сетям всей страны, в данном случае не работает.

Проблемы и вызовы

Несмотря на стремительное развитие рынка ВИЭ в Казахстане, в том числе при активной поддержке законодательства, перед ВИЭ еще много сложностей, ограничивающих рост отрасли. К так называемым ограничителям относятся законодательство, инвестиционные риски, резервные мощности, неконкурентные тарифы, отсутствие поддержки микрогенерации и проблемы интеграции ВИЭ в энергосистему страны.

По мнению Петра Константинова, старшего банкира ЕБРР, стоимость тарифов ВИЭ стремительно снижается с каждым аукционом, а тарифы существующей термальной генерации растут. Существующие тепловые мощности во многом израсходовали свой ресурс, а потребление электроэнергии увеличивается, требуя все новых мощностей. Эти факторы создают хорошие предпосылки для развития ВИЭ при условии решения проблемы маневренной генерации. Безусловно, для стабильного развития энергосистемы потребуются инвестиции, что может повлиять на тарифы конечных потребителей, но рано или поздно вопрос о развитии новой генерации и новых электростанций все равно встанет.

В этой связи важно соблюсти баланс и продолжать планомерное движение, закладывая фундамент для будущего развития и декарбонизации сектора, при этом обеспечивая стабильность работы действующей системы.

Законодательные риски

Несмотря на то, что респонденты признали вклад законодательства в развитие ВИЭ и своевременность примененных мер по привлечению инвестиций в сектор, большинство экспертов все же считает, что все еще сохраняется необходимость дальнейшего улучшения законодательной базы в области ВИЭ.

Производители ВИЭ отметили такие аспекты, как недостаток законодательных доработок и стимулирования балансирующего рынка электрической энергии и микрогенерации. Существующее законодательство, тем не менее, является привлекательным для широкого круга инвесторов. Однако дальнейшее развитие ВИЭ и возможность существенного вклада в энергетическую систему Казахстана требуют совершенствования законодательства, соответствующего текущему этапу развития отрасли.

Нурлан Капенов, основатель и председатель Совета директоров казахстанской ассоциации солнечной энергетики, самую главную проблему видит в отсутствии балансирующих мощностей. При всей имеющейся активной поддержке зеленой энергетики энергосистема Казахстана недостаточно развита для акселерации процесса. Следовательно, поспешное внедрение может привести к нестабильности системы. Едиль Сарыев, директор ТОО «ЦАТЭК Green Energy» вторит, что существующий механизм правового регулирования производства тепловой энергии объектами ВИЭ также, как и производство электроэнергии объектами микрогенерации, является нерабочим.

При этом респонденты отмечают важность разработки и наличия четкого Плана развития энергетического сектора, в рамках которого можно было бы сформировать законодательную базу. Это позволило бы дать четкое понимание развития всего сектора энергетики, очертить роли ВИЭ в Казахстане, понимать направление рынка и делать прогнозы.

Из мер по дальнейшему улучшению механизма отбора проектов ВИЭ было предложено внедрение аукционов по проектам ВИЭ большой мощности позволило бы получить экономию на масштабе. Внедрение концепции технологически нейтральных аукционов, где могли бы принять участие производители ВИЭ, индивидуальные станции накопления энергии и традиционные производители энергии, способствовало бы развитию сектора.

Инвестиционные риски

Как любые сложные инфраструктурные объекты, проекты ВИЭ требуют больших капитальных затрат на начальном этапе проекта. Поскольку большинство проектов ВИЭ финансируются за счет кредитов от международных институтов в долларах США, существует валютный риск для инвестора, который может значительно увеличить стоимость проекта в тенге.

Респонденты также отметили недоработки оффтейк-контрактов, в частности отсутствие конкретных формулировок в случае наступления дефолта какой-либо из сторон в лице оператора или производителя ВИЭ. Данные риски существенно ограничивают развитие отрасли.

Валютный риск 60%

Невыгодные условия кредитования в виде высокой ставки и залоговых требований 50%

Неподключение к сети 30%

Отсутствие каких-либо рисков 30%

Риск неисполнения обязательств заемщиком (производителем ВИЭ) 10%

Риск неплатежеспособности оператора ВИЭ 10%

С другой стороны, респонденты также особо отметили роль государства в снижении инвестиционных рисков. Предоставление гарантий государства по обеспечению платежеспособности производителей ВИЭ и приведение оффтейк-договора к международным стандартам может значительно повысить привлекательность Казахстана для крупных международных инвесторов, как частных, так и представителей фондов и банков развития.

Несмотря на меры государственной поддержки для производителей ВИЭ, на практике, помимо неопределенности формирования тарифа по истечению РРА контракта (Power Purchase Agreement), производители ВИЭ отмечают проблемы в части предоставления обещанного доступа к сети и приоритетной диспетчеризации произведенной электроэнергии. Недостаток балансирующих мощностей в традиционной энергетической системе находит отражение в ВИЭ, где затраты на балансирование электростанций могут привести к дальнейшему удорожанию и без того дорогих проектов.

Ограниченность балансирующих мощностей

Еще одним вызовом перед ВИЭ также, как и перед энергетическим сектором в целом, является ограниченность доступных балансирующих мощностей в Казахстане. Все участники исследования заявили о том, что это является существенным ограничением для развития отрасли энергетики в целом и ВИЭ в частности.

40%: потребность в новых маневренных мощностях (газовые и гидроэлектростанции)

40%: аккумуляция энергии ВИЭ – ключ к решению вопроса нехватки балансирующих мощностей

30%: определение существующего потенциала балансирующих мощностей (проверка реального запаса мощности у существующих электростанций).

20%: фокус на гидроэнергии в качестве балансирующей мощности

10%: стимулирование осознанного потребления энергии в обществе

Поскольку угольная генерация не является гибкой, в Казахстане нужно развивать маневренные мощности. К гибким источникам относятся газовые и гидроэлектростанции или накопители. Ограниченность таких мощностей является одним из технических ограничений роста ВИЭ. Если десять лет назад малая доля ВИЭ не сильно влияла на сети и тарифы для потребителей. Сегодня, когда доля ВИЭ составляет 3% в общем объеме выработки электроэнергии, влияние на энергосистему и на тарифы для потребителей становится более ощутимым. Как известно, выработка электроэнергии объектами ВИЭ нестабильна, поэтому основная задача, которая стоит перед отраслью энергетики в данный момент, заключается в создании достаточных резервных мощностей для стабилизации системы.

Сейчас сложно говорить о положительном эффекте ВИЭ на экологию, поскольку, их доля должна быть более существенной, чтобы мы увидеть реальную степень энергозамещения грязной угольной генерации на чистую возобновляемую энергию. В этой связи, газовая генерация в качестве резервной должна будет существовать в 2060 году, но угольная генерация должна будет либо прекратить свое существование, либо стать «чистой» с использованием технологии Carbon Capture. На этом фоне основное преимущество имеется у газовых и гидроэлектростанций, поскольку их быстрее можно запустить. Благодаря этому они могут стать основным источником маневренных мощностей. При этом наблюдается картина: источник газа находится на Западе Казахстана, а основный дефицит энергии фиксируется на Юге. На фоне имеющегося дефицита газа строительство газовых электростанций потребует гарантированного тарифа для привлечения инвесторов.

Неконкурентные тарифы

Текущие высокие тарифы на ВИЭ в сравнении с тарифами на традиционную электроэнергию делают ВИЭ неконкурентными без поддержки государства. Однако, эксперты отрасли считают, что реальный тариф на традиционную энергию, обеспечивающий долгосрочное функционирование энергетической системы, должен быть выше. При условии функционирования рыночных тарифов, переход ВИЭ в конкурентную среду вполне вероятен. Тарифы повышать надо, но вопрос заключается в способе их повышения.

100%: тарифы должны вырасти для нормального функционирования системы

40%: тарифы должны быть дифференцированными

30%: тарифы должны быть субсидируемыми для уязвимых слоев населения

10%: повышение социального уровня

10%: высокие тарифы положительно повлияют на осознанность потребителей

Повышение тарифов для строительства маневренных электростанций замены старых мощностей новыми и введение новых объектов ВИЭ – не за горами.

В последнем случае, оплата за мощности ВИЭ, поскольку это становится уже ощутимо, будет перекладываться на конечного потребителя в виде надбавки к предельному тарифу на электроэнергию традиционных производителей энергии. Более того, в рамках механизма БРЭ рассматривается введение ответственности для ВИЭ за допущение дисбалансов. Сейчас, как известно, вся энергия, производимая объектами ВИЭ, выкупается в том объеме, в котором она производится. Вся ответственность за дисбалансы перекладывается на остальных субъектов рынка.

Проблемы интеграции ВИЭ

Эксперты отрасли отмечают неподготовленность инфраструктуры энергосистемы Казахстана к полноценной интеграции ВИЭ. Помимо дефицита резервных мощностей и микрогенерации, имеются такие проблемы, как изношенность, низкую пропускную способность и географическую ограниченность энергосетей. Наряду с этим налицо невозможность интеграции ВИЭ с тепловой энергией, а также «запертость» западного региона Казахстана. Кстати, именно там, несмотря на высокий природный потенциал региона, развитие ВИЭ приведет к значительному повышению стоимости энергии для конечного пользователя.

 Будущее ВИЭ

Будущее ВИЭ будет более предсказуемым, если будет решен вопрос, связанный с накоплением энергии, что является наиболее приоритетной задачей. До тех пор, пока не будет изобретено эффективное и недорогостоящее решение, вопрос целесообразности вступления ВИЭ в открытую конкурентную борьбу с традиционными источниками энергии будет оставаться открытым.

60%: как только существенные ограничения по накоплению энергии будут сняты, человечество откажется от традиционных источников

40%: в развитых странах ВИЭ в состоянии конкурировать с традиционными станциями

40%: ВИЭ должны оставаться в приоритете

20%: ВИЭ должны служить в качестве обеспечения надежности системы, а не для замены традиционных источников

10%: ВИЭ способны заменить традиционные источники энергии

 

Предыдущая запись
Конгресс ECOJER: формируй устойчивое будущее
Следующая запись
Оценка экологической обстановки в нефтяной столице Казахстана

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню