Углеродная нейтральность: возможности и риски для Казахстана

  1. Главная
  2. Все статьи
  3. Кейсы
  4. Углеродная нейтральность: возможности и риски для Казахстана
Форсированный темп по переходу ключевых стран к низкоуглеродному развитию, несомненно, оказывает существенное влияние на экономическое развитие стран-экспортеров углеводородов, среди которых значительное место занимает и Казахстан.

Ануарбек Султангазин,
доктор экономических наук

В рамках Парижского соглашения по климату (Закон Республики Казахстан от 4 ноября 2016 года «О ратификации Парижского соглашения»), правительства более 190 стран, включая Казахстан, взяли стратегический курс на снижение негативного воздействия на климат. Казахстаном предпринимаются меры по стимулированию развития «зеленых» направлений, однако учитывая, что энергоресурсы играют значительную роль в структуре ВВП страны (к примеру, доля сектора добычи нефти и газа составила 18,6% ВВП в 2020 году), экономика Казахстана становится все более уязвимой перед внешними вызовами, связанными в том числе с введением ограничительных мер со стороны ЕС, технологическим превосходством развитых стран и ростом конкуренции за иностранные инвестиции.

Анализируя публикуемые в Казахстане материалы о декарбонизации, можно выделить три основных лагеря мнений: 1) противники мер по улучшению климата, предрекающие много неприятностей от ускоренного «зеленого перехода»; 2) люди, спокойно ожидающие декарбонизацию и предрекающие возможные изменения в ее темпах; 3) эксперты, выражающие озабоченность по поводу складывающейся ситуации, к коим относится автор данной статьи.

К сожалению, сегодня нет детальных публикаций, предлагающих системные меры по преодолению возникающих проблем. Поэтому появилось желание высказать свои соображения с тем, чтобы провести своеобразный общественный форсайт, который помог бы при разработке Стратегических документов по вопросам экономической и социальной политик, которые ждет общество.

Что же необходимо сделать в Казахстане, чтобы нивелировать или уменьшить будущие риски? Имеем ли мы возможность вписаться в общий тренд и использовать во благо народа Казахстана новые реалии глобальной экологической политики?

Один из рисков, который лежит на поверхности, связан с введением Новых правил трансграничного углеродного регулирования – Carbon Border Adjustment Mechanism (CBAM), разработанный в соответствии с программой по борьбе с изменениями климата «Fit for 55», и обнародованный Еврокомиссией 14 июля 2021 года. Хотя это и проект документа, к нему нельзя относиться поверхностно.

Согласно данным правилам, начиная с 2024 года, Евросоюз планирует ввести заградительные пошлины на ввоз продукции с повышенным углеродным следом. Учитывая, что более 40% экспорта Казахстана приходится на страны Евросоюза, отечественным производителям придется (вне зависимости от их желания) руководствоваться данными правилами.

Под «успокоительными» мнениями, которые существуют среди экспертов, подразумеваются те, что основываются на положениях Правил о полной их реализации с 2026 года. Самое главное, на начальной стадии их положения не затрагивают нефть, нефтепродукты и газ, а из таких товарных категорий, как электроэнергия, продукция черной металлургии, алюминий, минеральные удобрения и цемент, под них подпадают только производители алюминия.

Другой важной проблемой при «зеленом» переходе, остается риск снижения уровня зарубежных инвестиций. В настоящее время имеется, и пока будет сохраняться определенная тенденция со стороны инвесторов, которые больше внимания уделяют оценке нефинансовых показателей компаний. Речь идет о ESG-факторах (экология, социальное развитие и корпоративное управление), от которых зависят доступ к зарубежным рынкам и привлечение международного финансирования.

Понятно, что данные вопросы так просто не решатся, а следовательно, необходим комплекс системных мер, чтобы не оказаться на обочине глобальной экологической политики. Поэтому с целью нивелирования вышеуказанных рисков, предлагается рассмотреть следующие регуляторные и стимулирующие меры.

Первое. Совместно с другими странами членами ЕврАзЭС создать систему сертификации (верификационные центры и торговли квотами на выбросы СО2, которые в дальнейшем могли бы стать частью глобальной системы торговли квотами на выбросы углерода). Необходимо разработать стандарты учета выбросов парниковых газов и механизм взаимного признания углеродных единиц. В случае, если данная мера не будет предпринята, то мы будем вынуждены постоянно отставать от стран ЕС, которые раньше начали создавать данную систему. За счет нее часть затрат, используемых на достижение климатических целей, будет перекладываться  на производителей других стран.

Второе. Нужно создать единую государственную систему мониторинга качества атмосферного воздуха. Крайне важно рассмотреть возможность установки датчиков контроля воздуха, в особенности вблизи предприятий с высоким уровнем выброса углерода.

Третье. Ускорить разработку и внесение в Парламент Республики Казахстан Законопроекта «Об углеродном налоге». Данная мера может быть основана на опыте таких стран, как Япония, Канада, Мексика, Чили, Аргентина и ЮАР, в которых этот налог внедрялся в период с 2012 по 2019 гг.

Четвертое. Изучить географию экспорта продукции казахстанских производителей, подлежащих обложению пошлинами, а также сертификации в верификационных центрах Евросоюза и принять меры к их изменению.

Пятое. Ускорить газификацию, модернизировать ЖКХ, стимулировать ускорение темпов развития альтернативной энергетики для уменьшения отрицательного эффекта парниковых выбросов.

Шестое. Разработать программу переработки отвалов, оставшихся после выработки месторождений, для получения продукции с использованием новых технологий. Последние ранее не были использованы  в период освоения более богатых по содержанию руд. Это касается и нефтесодержащих отходов.

Седьмое. Для увеличения экспортного потенциала страны необходимо активизировать разведку и разработку месторождений кобальта, неодима, лития, меди, серебра и других ископаемых. Эти природные ресурсы крайне необходимы при производстве электромобилей. По прогнозам Bloomberg, продажи электромобилей увеличатся в 2040 году в 11 раз по сравнению с 2020 годом (с 3 до 66 млн единиц). Кроме того, в стране имеется опыт производства аккумуляторов, что позволяет наладить производство литий-ионных батарей, используемых в современных автомобилях на электротяге.

Восьмое.  Использовать свой потенциал в производстве «зеленого» водорода и аммиака (в рамках новой редакции European Green Deal).

Девятое. Актуальными являются разработка и внедрение программ по уменьшению углеродного следа для казахстанских крупных и средних предприятий, в том числе через механизмы ГЧП.

Десятое. Ускорить темпы реализации проектов по восстановлению и увеличению высадки деревьев разных пород, в зависимости от климатической зоны, для увеличения поглощающей способности лесов.

Кроме того, для предприятий, которые являются «флагманами» казахстанской экономики, важным стало бы их присоединение к инициативе «Объединенные инновации в области низкоуглеродных технологий» (LCET), созданной под эгидой Всемирного экономического форума. Данная платформа объединяет мировые компании, предусматривает поиск новых способов финансирования, способствует снижению инвестиционных рисков и обмену опытом в области решений с нулевым уровнем выбросов парниковых газов.

Для наших компаний очень выгодным было бы использовать возможности, предоставляемые в рамках LCET, в рамках которых только до 2023 года планируется создание:

—  компаний для осуществления инвестиций в нефтехимии;

— платформы по научно-техническим разработкам с целью ускорения разработки технологий, направленных на декарбонизацию нефтехимической отрасли.

Участие в работе данной платформы стало бы хорошей возможностью для наших ученых и научных коллективов стать частью международных проектов по данному направлению. Особое внимание хотелось бы обратить на поддержку ученых, научных коллективов и инноваторов, ведущих исследования, разработку и внедрение технологий по снижению углеродного следа. При этом наряду с отечественными разработками необходимо привлекать в страну и зарубежные технологии.

Конечно, не стоит забывать и о мерах, казалось бы, косвенно относящихся к уменьшению углеродного следа, это касается вопросов утилизации отвалов промышленных предприятий и бытовых отходов. От них также сильно зависит инвестиционная привлекательность государства. Можно привести лишь несколько примеров использования бытовых отходов для производства для производства полезной продукции:

— В Казахстане имеются огромные отвалы серы, которые пагубно влияют на экологию. Накопленную серу можно было бы использовать для изготовления серобетона и изделий из серобетона. Это повлияло бы на уменьшение потребления цемента, чьё производство сопряжено с вредом, наносимым экологии. Основное, что необходимо сделать — это разработать и ввести соответствующие стандарты;

— Каждый день в канализацию выливается огромное количество использованного растительного и животного масла. Большой объем масляно-водных отходов собирается на предприятиях, занимающихся производством растительного масла. Получается, уничтожается ценное сырье для производства биодизеля. На рынке уже есть предложения экологичной технологии по ферментному способу выработки биодизеля без применения химикатов.

Как видно, даже небольшая ретроспектива предложенных мер, которые могут быть дополнены другими экспертами, показывает, как можно превратить риски во благо, а недостатки — в преимущества. Реализация в стране мер по снижению углеродного следа оздоровит ситуацию с улучшением экологии, особенно в городах, где сосредоточено много предприятий. Это положительно скажется на здоровье граждан. Запуск новых производств и мероприятия по озеленению создадут новые рабочие места. Бизнес, по-настоящему, станет социально ответственным, ускорит свою деятельность по трансформации и использованию новейших экологичных технологий. Казахстанские ученые и научные коллективы получат возможность проведения исследований в проектах, направленных на решение важнейших вопросов современности.

В то же время, «дьявол всегда кроется в деталях» и любые меры могут остаться на бумаге или не будут реализованы из-за дороговизны. И здесь очень важно, чтобы разработка мер и механизмов не оказалась сверхдорогой, что может привести к тому, что денежных средств, предназначенных для полноценной реализации, может хватить только на «свисток». Не обязательно опять привлекать «дорогие» консалтинговые компании, которые давно «осваивают» наш рынок разработок по тем или иным вопросам. Необходимо использовать метод «внешних ресурсов», использование которого достаточно подробно описано в книге Салима Исмаила  «Взрывной рост» за счет вовлечения онлайн- и оффлайн-сообществ для создания новых продуктов. Многое из перечисленного можно разработать на платформах МФЦА и Astana Hub.

Таким образом, риски, возникающие из-за ограничительных мер и глобальной экологической политики, можно грамотно использовать для поступательного развития нашего государства и во благо граждан нашей страны.

 

Предыдущая запись
Углеродные единицы: динамика и потенциал
Следующая запись
Роль микромобильного транспорта

Актуально сегодня

Свежие статьи

Меню